Ирина Кабанова (Irina Kabanova) (66sean99) wrote,
Ирина Кабанова (Irina Kabanova)
66sean99

Categories:

Русалки и духи вод в славянской мифологии.

Русалки в славянской мифологии.

В отечественной мифологии так же существуют мифы о хвостатых девах, которые занимали большую часть легенд. Как считали славяне, значительная часть русалок - это души утонувших женщин, которые покончили жизнь самоубийством. В славянскую мифологию, считают исследователи, образ русалки пришел из Украины и из Восточной Европы. В России, впрочем, их облик изменился. Из веселых и шаловливых созданий русалки превратились в злых и мстительных существ, наравне с "дедушкой водяным". Русалок, поющих веселые песни восхитительными и заманчивыми голосами, заменили на лесных реках растрепы и нечесы: бледнолицые, с зелеными глазами и такими же волосами, всегда голые и всегда готовые завлекать к себе только для того, чтобы без всякой особой вины защекотать до смерти и утопить.

Собственно, представления о русалках сложились у нас под воздействием, прежде всего, сказки Андерсена "Русалочка", а также одноименного диснеевского мультика. Посему большинство граждан (причем не только малолетних) не сомневаются, что русалки обитают в воде, плещут рыбьими хвостами и вступают с человеком в сложные отношения.

Однако большой знаток русского фольклора Александр Сергеевич Пушкин, конечно, не зря посадил свою русалку на дерево. Уж он-то знал, что русская русалка с заморскими подругами-ундинами имеет не слишком много общего. И рыбьего хвоста у нее в помине нет.

В одних местах (зап. Полесье, Украина) говорили, что русалка выглядят как молодые красивые девушки, обнаженные или в белом; что они появляются в том самом виде, в каком их похоронили, т.е. в нарядном убранстве, с распущенными волосами и с венком на голове (именно так по местному обычаю обряжали умерших девушек, как бы устраивая для них символическую свадьбу вовремя похорон). В других местах (Пинское Полесье, Центральная Белоруссия) русалок представляли в виде страшных, уродливых, косматых баб, с отвислой грудью, которую они закидывали за плечи. О таких русалках рассказывали, что они "кудлатые как ведьмы", "горбатые и старые", "черные, заросшие шерстью", что у них "груди как каменья" или "железные цыцки"; они ходят голые или в лохмотьях, в руках держат клюку, кочергу, пральник, пест.

Русалка.
"Русалка" Аксели Галлен-Каллела.


Живут русалки не только в воде. С Троицына дня до дня Петрова (С.Б. Русальная неделя) они выходят и, рассыпаясь, вплоть до осени, по полям, перелескам и рощам, они выбирают себе развесистую, склонившуюся над водой иву или плакучую березу, где и живут. Ночью, при луне, которая для них ярче обычного светит, они качаются на ветвях, аукаются между собой и водят веселые хороводы с песнями, играми и плясками. Где они бегали и резвились, там трава растет гуще и зеленее, там и хлеб родится обильнее.

Но от них много и вреда. Могут, например, запутать сети у рыбаков или испортить, а у мельников портить жернова и плотины. Они могут насылать на поля сокрушительные бури, проливные дожди, разрушительный град; похищают у заснувших без молитвы женщин нитки, холсты и полотна, разостланные на траве для беленья; украденную пряжу, качаясь на древесных ветвях, разматывают и подпевают себе под нос хвастливые песни. Кое-где рассказывали, что русалки не причиняют никакого вреда, а могут лишь испугать человека или подшутить над ним. Однако подавляющая часть поверий относит русалок к опасным духам, которые преследуют людей, сбивают их с пути, душат или щекочут до смерти, заманивают в воду и топят, превращают в животных или в какие - нибудь предметы, могут забрать себе младенца, оставленного жницей на меже (С.Б.: Явное смешение с Кикиморой и Ветшицей). В таких случаях находятся разнообразные средства и способы для борьбы с затеями лихих русалок, чтобы делать их безвредными для деревенского домашнего хозяйства.

Как и прочая нежить, они не выносят вида креста, не могут переступить через начерченный на земле круг, осененный крестным знамением; боятся чеснока и любого железа, будь то иголка, булавка или нож. Когда русалка окликает человека по имени, следует хранить молчание: не зная имени, она не в силах причинить вред. "Против чар и козней русалок, - пишет фольклорист С.Максимов, - отыскалось еще снадобье, равносильное священной вербе и свечам Страстной недели, - это полынь, трава окаянная, бесколенная. Надо только пользоваться ее силой и применять ее на деле умеючи. Уходя после Троицына дня в лес, надо брать эту траву с собою. Русалка непременно подбежит и спросит: "Что у тебя в руках: полынь или петрушка?" - "Полынь". - "Прячься под тын", - громко выкрикнет она и быстро пробежит мимо. Вот в это-то время и надо успеть бросить эту траву прямо русалке в глаза. Если же сказать "петрушка", то русалка ответит: "Ах ты, моя душка", - и примется щекотать до тех пор, пока не пойдет у человека изо рта пена и не повалится он, как мертвый, ничком".

Для того чтобы в период Русальной недели не смогли навредить русалки, люди соблюдали специальные запреты, во многом совпадающие с поминальными: избегали работ, связанных с прядением, тканьем, шитьем, не выполняли никаких полевых и огородных работ, не подмазывали печь и стены избы, не ездили за дровами в лес и т.п. На ночь специально для русалки оставляли на столе ужин, на ближайших деревьях или ограде возле дома оставляли одежду.

Кстати, одну из них можно схватить за руку, надеть на нее нательный крест и привести домой. Русалки весьма охотно выполняют всякого рода бабью домашнюю работу, при этом не ворчат и питаются исключительно паром. Правда, живут они в доме всего год, а на следующую русалью неделю получают свободу и скрываются на дне речном.

Русалка.
Ольшанский "Русалки".


С русалкой вполне реальна и семейная жизнь. Для этого она должна до смерти защекотать своего избранника, унести его на дно в собственный дом, где супруг оживет и счастливо проведет остаток дней своих в необыкновенной роскоши. Русалочьи свадьбы устраиваются только в самые короткие ночи.
Через неделю после Троицы устраивались русалочьи проводы. Для этого снаряжалась целая процессия. В разных местах русалка погребалась по-своему - в виде куклы или девушки в одной рубахе. Последний раз дозволялось русалкам явиться на землю в ночь на Ивана Купалу, после чего они затихали уже до будущего года.

У русалок есть родственницы - мавки. В мавок, по поверьям, превращаются дети, умершие без крещения. Та же судьба ожидает и тех несчастных младенцев, которых проклинают матери еще в утробе или до совершения над нами таинства крещения; они исчезают из дому и становятся русалками. Живут мавки в лесах и являются людям под видом молодых красивых девушек. Так же как и русалки, они завлекают мужчин, заговаривают их, принимаются щекотать и не отпускают, пока не защекочут до смерти. Мавки стараются мстить людям за то, что допустили их умереть некрещеными и лишили небесного царства.
В некоторых местах, где русалки считались водным духом, их называли фараонками. Фараонки - родные сестры зарубежных русалок, то есть ундин, потому что у всякой фараонки непременно есть рыбий хвост. Они водятся преимущественно в морях, и уж конечно, на ветвях сидеть никак не могут.

Сергей Беляков - myfhology.info



Берегиня.



Берегини в славянской мифологии духи в обличие женщин с хвостами, живущие по берегам рек. Упоминаются в древнерусских историко-литературных памятниках. Они оберегают людей от злых духов, предсказывают будущее, а также спасают маленьких детей, оставшихся без присмотра и упавших в воду.

Берегини- бродницы часто указывали путникам, где расположен брод. Однако, ныне нужно опасаться и этих добрых духов, ибо многие из них стали злыми лобастами, когда люди забыли о Русалиях и перестали следить за чистотой вод. А коли озеро, либо старое русло реки становилось болотом - все водные жители либо переселялись в живые реки и озера, либо становились болотниками и болотницами.
Одна из наиболее оригинальных трактовок образа берегинь принадлежит Д.К.Зеленину: «Поскольку русалки часто появляются на берегах рек, постольку название берегинь было бы к ним приложимо. Но в народных говорах название это неизвестно. Судя же по контексту речи, под "берегинями" в слове (т.е. в двух древнерусских поучениях, известных по рукописям XIV- XV вв. –М.В.) разумеются скорее не русалки, а весьма близкие к русалкам сестры- лихорадки (трясавицы)».

Согласно народным верованиям, вода – традиционное местообитание не только лихорадок, но и многих болезней. Поэтому, следую логике Д.К.Зеленина, можно допустить, что связанные с водой берегини были не столько «непосредственными прообразами» сестер – лихорадок, сколько наделялись властью над болезнями (возможно были и персонификациями болезней.)


Образец домовой (корабельной) резьбы - "Русалка-берегиня".


Вера в берегинь («живущих на берегу» «оберегающих») была, по-видимому, достаточно распространена в Древней Руси. О ней неоднократно (и, конечно, с осуждением) говорится в различных сочинениях отцов церкви: «Одна из вставок в «Слове о том, како первое погани кланялись идолам» приписывает восточным славянам веры в берегынь. В слове, носящем сходное заглавие, но обозначенном именем Иоанна Златоуста, говорится: и начаша жрети... упирем и берегыням... – и далее: и рекам, и источникам, и берегыням». [Кагаров, 1918]. Е.В.Аничков считал «требы упырям и берегиням» «ядром древнерусских верований» [Аничков, 1914]. Судить о том, что представляли собой берегини, по достаточно отрывочным свидетельствам трудно. Часть исследователей видит в них «предшественниц» русалок или отождествляет их с русалками. Действительно, берегини определенно связаны с водой; им, по-видимому, подвластны и некоторые существенные стороны жизни людей. Поэтому предположение о связи берегинь и русалок небезосновательно.


Берегиня. Рисунок Романа Папсуева.



Бродницы - у древних славян - женские добрые духи охранительницы бродов. Они смотрели чтобы никто не утонул. Отгоняли злых русалок и лесных духов, которые могли навредить людям. Схожи по функциям с берегинями.


Лобасты (албасты, лопасты, лобосты) - по славянский поверьям это были злые русалки. Они селились по берегам рек, в камышах , они опаснее обычных русалок, ибо старше, опытнее и сильнее. В отличие от обычных русалок лобасты предстают часто в виде нежити - ужасных полумертвых старух с отвисшими грудями.

«Тута камышами по ночам албаста шатается» (Перм.). «Глядь, ан за ериком-то девка – знать лобаста – нагишом, чешет голову, а волосы-то длинные-предлинные, а тело-то лохматое-прелохматое» (Астр.).
Слово албаста, по-видимому, заимствовано из тюркских языков. У татар и киргизов албаста – злой дух.
В Астраханской и Вятской губерниях албасту описывали как русалку, но русалку «страшную». Это отталкивающего вида нагая женщина с огромными грудями и длинными космами волос. Как и русалка, албаста обычно сидит у реки или озера на камне, расчесывая распущенные волосы. При появлении человека бросается в воду и исчезает.

Лобаста, лобоста, лопаста – несколько видоизмененное название той же «страшной» русалки. Однако в некоторых районах средней и нижней Волги (например, в Саратовской, Астраханской губерниях) лобосту описывали как женщину огромного роста – «величиной от неба до земли».

Тело ее – серая масса, голова косматая, с оскаленными клыками, руки очень длинные, пальцы скрючены. Лобоста появляется в бурю. Она возникает из тучи, оглушительно смеется. Встреча с нею гибельна.
«Страшная» албаста-лобоста, скорее всего, отголосок распространенного у многих народов образа богини плодородия и неуправляемой стихии природы; от нее зависит и жизнь и смерть человека.
Так, у татар албасты (албасти) – огромное, опасное существо. Издали албасты не более собаки, но, приближаясь к человеку, становится величиной со стог. Альбасти (альмасти) таджиков, как и албасты турков, – дух, опасный для родильниц и новорожденных. Албасты киргизов – злой дух рожениц. Однако, по поверьям, подобное существо не только опасно, но и необходимо для появления ребенка на свет.
Лобоста Астраханской и Саратовской губерний напоминает албасты татар и киргизов. Но это не обязательно заимствование. Такие образы могли возникнуть у разных народов независимо друг от друга.
Длинноволосая, с огромными грудями русалка, именуемая албастой, очевидно, тоже связана с плодородием и деторождением, что, правда, почти не отражено в поверьях XIX-XX вв., где албаста чаще всего просто «появляется – исчезает» у воды.

Мифология.
Лобаста.


Лоскотуха, Лоскотка, особый вид русалок.
«Лоскотать» означает и «болтать», «трещать», и «щекотать». По мнению Д.К.Зеленина, лоскотуха «означает собственно: лоскочущая, т.е. щекочущая, щекотунья. В наших источниках (относящихся в основном к районам Украины и Белоруссии) нельзя не заметить стремления выделить лоскотух в особый разряд русалок, которые замучивают щекотаньем встречающихся им людей» <3еленин, 191б>.
Лоскотухи - русалки, души девушек, умерших зимою, весною или летом. В полях они «залоскачивают» (защекочивают) насмерть парней и девушек (Чубинский, 1872).

Согласно поверьям многих губерний России (редко — Сибири и севера) русалки стараются заманить к себе человека, а затем могут защекотать, замучить его до смерти (см. Русалки) (в севернорусских и великорусских поверь такие действия чаще приписываются лешему).

Чтобы уберечься от русалок-щекотух, в период приблизительно с Троицы до начала Петровского поста старались не ходить в одиночку в лес или к воде а также в засеянное рожью поле, особенно после захода солнца; носили с собой отпугивающие русалок травы (чеснок, полынь и т. д.). Наиболее опасными считались недели до и после Троицы.

Хотя представления о русалках-щекотуньях общераспространенны, названием лоскотуха более характерно для южных, юго-западных районов России.


Мавки - в славянской мифологии - русалка. Это название характерно для поверий южной, юго-западной (реже – центральной) России. Крестьяне Орловской губернии считали, что «дети, родившиеся мертвыми и некрещеные, превращаются в мавок (то же, что русалок) и что тоскующие души их... просят себе крещения». Стать мавками-русалками могли, по поверьям, и девушки-утопленницы.

Особенно Мавки любят при полном месяце появляться. Плещутся в реке, а потом вылезают на берег чесать свои зеленые кудри, а путников просят позычить им для этого дела свой гребешок. Если дать его наглым и мокрым девкам, они расчешутся и вернуться в реку с миром, а гребень придется выбросить, иначе потом облысеешь. Если же не дать, пожадничать то замучают мавки до смерти.

Вообще мавки красивые, какими при жизни никогда не были. Некоторые страхолюдины для этого специально топятся. Только красота эта у них обманная. Повернется к тебе спиной мавка, и тогда можно увидеть позеленевшие, без воздуха легкие, небьющееся сердце. Находчивый парень, правда, может отшутиться от мавок. Шутки они любят, только это и спасти может.


Мавка.


Мемозина - Водяной дух в облике женщины в славянской мифологии.

Упоминания о мемозинах, полу-рыбах полуженщинах, чаще всего встречается в поверьях юго - западных районов России. Мемозины (голова, руки и брюхо женские, а вместо ног - рыбий хвост) напоминают фараонок; их считают произошедшими из людей, которые утонули во время преследования идущих через Чермное (красное) море евреев. "Мемозины эти замечательны так же пением, до такой степени прекрасны, что когда поют, море перестает волноваться и человек может заслушаться навеки (Зеленин 1916). Надо полагать в этом мемозины сходны с сиренами, которые тоже обладали чарующим голосом.


Фараонки.
Фараонка, Фараон, Фараончик - в славянской мифологии - фантастическое существо с человеческой головой, туловищем и рыбьим хвостом; русалка.

«А мужики видели, как из реки выходила женщина. Она первый раз вышла и говорит: "Фараон, фараон", — и ушла в воду» (Волог.).

Фараоны, мифические полулюди-полурыбы (и женского и мужского пола -произошли от потонувшего в Чермном море (в Красном море) «войска фараонова» (при преследовании евреев, выводимых Моисеем из Египта).

В основе таких представлений лежат апокрифические легенды, возникшие в результате народной переработки библейского сюжета о переходе Мот через Красное море, когда вода расступилась, пропустила Моисея и ведом им народ, но сомкнулась над головами преследователей; «люди фараона обратишася рыбами», «у тех рыб главы человеческие, а тулова нет, токмо ед глава, а зубы и нос человечи; а где уши, тут перья, а где потылица, тут же и не яст их никтоже».

Обратились рыбами и оружие, кони воинов: «...а на конских рыбах шер конская, а кожа на них толста на перст, ловят их и кожи в них снимают тело мечут, а в кожах перед ы и подошвы шьют; а воды те кожи не терпят») в сухоноско, на год станут» [Сказание о переходе Чермного моря по списку 1602 г.] (Черепанова, 1983).


Фараонки.


Образ «фараона лютого», по-видимому поразивший народное воображение нередко появляется в старинной русской литературе, в сказаниях, легендах «Переход библейско-книжного образа в сферу народных мифологических представлений осуществлялся несколькими путями: через официальную книжное" через литургику, через апокрифическую литературу, народную трансформацию духовной литературы, в частности, духовные стихи. В канонической церковной и светской книжности и сам библейский сюжет, и образ фараона, преследовавшего. В народных верованиях образы фараонов и фараонок сливаются с образами сеяных и русалок, однако из-за «книжного» происхождения представлений о ("войске фараоновом" полулюди-полурыбы часто воображаются обитающими далеко, в морях; например, фараончики — «чудные белотелые девы с русыми кудрями, которые плавают в море. У них рыбьи хвосты» (Сарат.). В Новгородской губернии считали, что у фараонов только «голова человеческая», а остальное у них рыбье. Случается, что в ясную погоду они выскакивают из воды и кричат: «Царь Фараон в воде потонул».


Иллюстрация Виктора Королькова "Морские девы".


"В ину пору корабль плывет, хоша по обнаковенной воде, но зато по сторонам-то его бесперечь выныривают чудовища: от головы до пояса человек, от пояса до ног — соминый плеск. Вынырнет это чудовище, встряхнет длинными волосами, индо брызги на версту летят, да закричит глухим хриплым голосом: „Фараон!" Это фараоновы воины, что за Мысеим гнались, да потонули. В ину пору эти самые чудовища, их тоже зовут фараонами, ухватятся за корабль ручищами, словно граблями, да спрашивают:
Когда Осподь с судом сойдет?" — „Завтра" иль-бо „Послезавтра"', - скажут с корабля, чтоб только отвязаться. Ну, и отстанут, а без того ни за что не отстанут, такие привязчивые, право. Им, вишь, узаконено жить в море до преставленья света. Тогда, вишь, их рассудят с царем фараоном: из-за него погибли и сделались получеловеками. Это море так и прозывается: фараонское море» (Железнов, 1910).

По рассказам жителей Смоленщины, фараоны - «египетские цыгане», по мановению жезла Моисея. Они похожи на людей, но покрыты рыбьей чешуей, одноглазы, могут обитать лишь в воде. Фараоны любят ненастье а в хорошую погоду интересуются «у своего фараона» - когда переменчивая погода. Его же они вопрошают и о конце света, ибо обречены существовать полурыбьем-получеловеческом обличье вплоть до Светопреставления. Фараонки опасны — они людоеды. Иногда их ловят и «показывают», содержа в чанах с водой (Добровольский, 1891).

Таким образом, в народных повествованиях о фараонах и фараонках, наряду с «библейским происхождением», подчеркивается их принадлежность к безвременно погибшим, заклятым, проклятым людям, а так же особый, «глухой и хриплый», но влияющий на людские судьбы голос и дар пророчества, предвиденья.



Крым. Мисхор. Мисхорская русалка.
По давней легенде в Мисхоре жила прекрасная девушка Арзы, которая была украдена разбойниками и продана в гарем турецкому султану. Через год Арзы бросилась со скалы и, проплыв все Черное море, вернулась с ребенком к родным берегам. Оригинальная скульптура архитектора Адамсона, установленная в 1907 году, была смыта штормом через два года. На второй русалке во время Великой Отечественной фашистские асы отрабатывали свою меткость в стрельбе по людям. Сейчас фигура женщины с ребенком, изрешеченная пулями, находится среди экспонатов музея Поляны сказок и продолжает улыбаться гостям Крыма, напоминая о трагичной судьбе Арзы и ее каменной «сестры».



Русалка. Русалка.
Мисхорская русалка.

Tags: legends, mermaids
Subscribe

Posts from This Journal “mermaids” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments