November 21st, 2013

3 Джек

Пират в музее. Картинки "Пираты Карибского моря"

Немного вандализма... Картинка от меня (aka Капитан Буль-Буль). В знаменитом "Черном квадрате" Малевича каждый видит то, что хочет.
Рассказывают, что Малевич, написав "Черный квадрат", долгое время говорил всем, что не может ни есть, ни спать. И сам не понимает, что такое сделал.
А легендарный кэп Джек Воробей, увидев "Черный квадрат", отхлебнул из бутылки добрый глоток рома и понял, что не сможет ни есть, ни спать, если, вот прям сейчас, что-нибудь с этим не сотворит... Взял кисточку и внес лепту в историю мирового искусства... эм... Кэп то понимает, что сделал, в отличие от Малевича )))






Все три картинки вместе


И еще о "Черном квадрате".

Феномен "Черного квадрата".
Казалось бы, что может быть проще: на белом фоне черный квадрат. Любой человек, наверное, может нарисовать такое. Но вот загадка: черный квадрат на белом фоне - картина русского художника Казимира Малевича, созданная еще в начале века, до сих пор притягивает к себе и исследователей, и любителей живописи. Как нечто сакральное, как некий миф, как символ русского авангарда.



Как говорится, всему свое время. "Черный квадрат" Малевича не был первым "черным квадратом" нарисованным когда-либо. Вот, например, иллюстрация из книги английского врача и философа Роберта Флудда "О космическом двуединстве". Франкфурт. 1617 год. Первый рисунок представляет собой "Черный квадрат", и называется "Первичный хаос". Следующая иллюстрация носит название "Первый день творения" ("Да будет свет!").



И еще о квадратах, черных и белых.
Приведу здесь отрывок из книги Шона Коннери "Быть шотландцем".
"... Мишелин (жена Шона Коннери, художница) придерживается весьма строгих взглядов на современное искусство и не стесняется порой быть довольно категоричной в своих суждениях.
Иногда это приводит к забавным ситуациям. Однажды нас пригласил на ужин Майкл Овитц - далеко не последний человек в Голливуде (агент и продюсер, один из самых влиятельных людей в американской киноиндустрии, обладатель крупной частной коллекции произведений искусства). Эму хотелось узнать мнение Мишелин о картине, которую он недавно приобрел. По дороге я попросил жену вежливо промолчать, если картина ей не понравится. "Я промолчу, если он меня не спросит, - ответила Мишелин. - Но если спросит, просто скажу то, что думаю".
Когда мы приехали, нас проводили на крышу, где разместилась отделанная тиком галерея Майкла. Мы увидели большой белый холст - квадрат, наполненный абсолютной пустотой. Мишелин обхватила себя руками и стояла потрясенная.
- Что скажете? - спросил ее Овитц.
- Скажу, что это лучшее произведение из всех, что вы приобрели.
- Знаете, художник добился такого эффекта, наложив более пятидесяти слоев белой краски, - пояснил Майкл.
- Ну это, конечно, совсем другое дело, - ответила Мишелин Майклу, который не почувствовал иронии. - По-моему, художник - гений. И директор галереи - тоже гений. А вот человек, купивший это, - совершенный болван.

Шансы на великолепный ужин окончательно растаяли после того, как Мишелин нанесла свой последний удар: "Если бы художник внизу пустого полотна процитировал французского поэта Поля Валери, который утверждал, что даже чистая страница может быть прекрасным произведением искусства, то хотя бы как-то облагородил этот белый кусок дерьма".

Через месяц в парижском Центре Помпиду, к своему удивлению, мы наткнулись на ту самую картину рядом с другим абсолютно белым холстом. Мишелин не сдержалась и позвонила Майклу Овицу. "Знаете ли, после вашего уничижительного отзыва я продал картину", - сказал он.