Ирина Кабанова (Irina Kabanova) (66sean99) wrote,
Ирина Кабанова (Irina Kabanova)
66sean99

Category:

Эксклюзивное интервью с Хавьером Бардемом.

Эксклюзивное интервью с Хавьером Бардемом. А он, мятежный, просит бури.

Источник: kinoafisha.info


И ведь все врут таблоиды об этом удивительно чутком, с тонкой нервной организацией человеке и актере. Хавьер Анхель Энсинас Бардем. Голливудская звезда с глубокими гиспанскими корнями. Лиричный и нервный в таблоидах и жёлтой прессе – пылкий экстраверт, эмоционально невоздержанный субъект. Бардем лишь тихонько усмехается в кулачок над всем этим публицитным беспределом. Он-то точно знает, весь свой гиспанский темперамент дозволяет выплеснуться только лишь в кино. Как в нашем случае – в свежей порции похождений пирата Джека Воробья, в картине «Пираты Карибского моря. Мертвецы не рассказывают сказки».

- Итак, самый первый и самый логичный вопрос: как вы попали в эту сказочную франшизу? И каково это – оказаться на дне морском, да еще и живым мертвецом?!

- ...Да еще и главным антагонистом самого Джека Воробья! Если серьезно, вопрос этот и прост, и сложен одновременно. Как английский для испанца. Нет, мне английский бесспорно идет, иногда, правда, стараюсь почудачить, иногда балуюсь, говорю… с легким южным акцентом, но все же английский мне идет… Как и роль главного антагониста в новом фильме о приключениях идеального пирата, дуралея и недотепы, пижона и просто счастливчика, который то теряет свои корабли, то находит, то теряет команду, то находит своих бедолаг, а то подчас находит на свою голову и… как она там правильно именуется, та самая пятая точка, всякого рода авантюры, то – благодаря удаче, счастливому случаю, враз теряет своих злопыхателей. А то ведь не сносить ему, этому идеальному пирату всех времени и народов, своей буйной головы. И пятой точки. Попал в эту чудную франшизу совершенно случайно, но когда попал, осознал явственно: это же просто бомба, это просто счастье, мне, некогда испанскому парнишке, который грезил морем и жаждал покорить если не все, то семь морей точно, стать… Ну, кем я стал в новом фильме о похождениях Джека Воробья, вам уже самим доподлинно известно и ясно. Мертвец. Но живее всех иных мертвецов. Такое в красивых, насыщенно бойких сказках случается сплошь и рядом.

ПКМ 5.


- А вообще насколько она ваша – эта самая пиратская тема?

- Моя ли тема пиратов и всего этого невероятного флибустьерства? Нет, не моя. В целом, коли говорить о мире книжных персонажей, просочившихся на киноэкран, я обожаю классику, обожаю исторические романы, в которых – это же беллетристика, истина зачастую густо смешана с вымыслом. Но приключения Джека Воробья меня пленили с первых кадров несомненно. Я могу забыть отдельные элементы этой фантастической саги, у меня может выпасть из памяти тот или иной персонаж, но в целом… Аромат моря и славных, забористых, приключений, чарует, манит и дразнит. И потом, сниматься у таких мэтров своего дела, своего жанра как тот же продюсер всей франшизы Джерри Брукхаймер – это все равно что внезапно вытянуть счастливый билет. Хотя мне на киносудьбу грех жаловаться, Голливуд дал великолепный шанс проявить себя показать в полную силу.

- И легко ли быть антагонистом такого чудного корсара, коим изображает судьба и киноэкран Джека Воробья?

- Мне не впервой быть антагонистом не просто главного героя, полного бесстрашия, безмерной силы воли и положительной харизмы. Но легенды! А каково вам быть антагонистом самого Джеймса Бонда?! В картине «007: Координаты «Скайфолл». Да, да, того самого, который «рыцарь без страха и упрека», верный страж Ее Величества, королевы Англии. И там я еще – ко всему прочему, был блондином! Жестким таким, невыносимым блондином. И не просто там каким-то проходным блондином, помелькал в кадре – да и забыли его на следующий день. Нет, из меня пытались в том фильме, где гибнет начальница Бонда легендарная М, смастерить форменное чудовище! Человека с глубоко уязвлённым самолюбием, разрушенной судьбой, полного гнева и печали. Но самое важное, самое ключевое, полного жажды мести. Наверное, у голливудских режиссеров – если ты испанец, то сыграть уязвленное самолюбие для нас – пара пустяков, а уж месть наша жестока и сильна как севильское солнце в летний полдень. Смешно и грустно это, и одновременно с тем... крайне привлекательно. Если ты как-то раз стал носителем какого четкого архетипа – что ж, играй, пытайся вылезти из заскорузлого клише «пылкого и темпераментного испанца», чтоб в итоге на экране видели не только и не столько клише, не какой-то там образ, но тебя, твое прочтение роли.

Ведь, что немаловажно и характерно, и в киноборьбе с Бондом, и в лихой киносхватке с Джеком Воробьем я оставался... не главным мерзавцем или главным подлецом, но главным антагонистом. В чем разница? А в том, что есть подлость, скажите, в чем кроется основная гнусность отрицательных героев – каждого по отдельности и всех вместе взятых? И чем писанные подлецы и типичные мерзавцы отличаются от моих образов, от того же капитана Армандо Салазара из новой концептуальной затеи с неизменно улыбчивым, неизменно куртуазным Джеком Воробьем? Не скрою, мои персонажи были предельно жестоки, предельно... даже кровожадны, беспощадны, но ими руководил – как им самим казалось, весьма и весьма благородный позыв. Ведь кем были тот же Рауль Сильва из бондовой киноэпопеи, мой новый киногерой, тот самый капитан Салазар, прежде, чем стать на скользкий путь борьбы с «добрыми и хорошими», то есть – протагонистами этих пьес? В них также был заложен положительный заряд стойкости и неустрашимости, в них кипела праведным кипением кровь и жажда справедливости. Но в первом, бондовом, случае судьба сыграла с моим персонажем злую шутку, вмиг переместив его из стана добродетели в стан вражеских помыслов. В истории с Воробьем все куда сложнее, противоречивее, путаннее. Ведь мой образ, мой герой, мой капитан Салазар – деспот и негодяй, но его деспотизм вполне себе оправдан, судьбой, присягой, долгом и честью, ведь он просто обязан очистить этот мир от пиратской заразы. И тут столкнулись две правды, правда литературного вымысла, шикарного, невероятного, в которой царит и правит бал его величество благородный разбойник, он же пират. И та правда, в которой пират – мракобесие, грабежи, смерть, а вот мой персонаж – спасение, справедливость, весть и достоинство. Какая правда окажется... лучше, ярче, привлекательнее? Кого важнее пустить под откос вымышленной истории, чей поезд, Джека Воробья, этого щеголя и балагура, которого уже успели полюбить во всем киномире? Или же предать анафеме моего героя, праведника с омертвелом злым лицом, от которого так веет разрушением и скорбью? Но он ведь – носитель высокой истины, за ним то, что мы с вами именуем правдой жизни? Вот, в чем парадокс любой сказочной истории. Где нет уж совсем таких совершенно положительных персонажей, тот же Джек Воробей, он же – пират! Да, он феноменальный плут и прохиндей, он же изящный, искристый маргинал, красавец и плут, хулиган и оторва. Но в нем есть своя мудрость, своя истина, своя философия, свой собственный игривый, искристый мир, который куда привлекательнее мудрости и правды моего героя. А ведь за ним, за моим Салазаром, – нерушимость закона, океаны без грабежей и насилия. Но в нем есть также и свои... неприятные стороны, которые – в итоге, и загоняют моего персонажа на дно морское. И нет ему спасения и элементарного человеческого, дамского, сочувствия.

POTC 5.

- И никакой тебе романтики...

- О, да, с романтикой в приключенческом кино сложновато, здесь имеет место быть романтика, но она... так, по касательной что ли проскальзывает через все киноповествование. Если говорить о романтике, то самое милое дело – романтические новеллы, драмы такие, как «Вики Кристина Барселона», к примеру, где романтики… через край. Чудные девушки, актрисы, с которыми – нет, не съемки были, нет, мы упивались общением, мы старались наговориться всласть, мы жили романтикой грез и мечтаний на тех незабываемых съемках. Когда на съемках царит лирическая гармония, как в случае с актрисами из киноновеллы «Вики Кристина Барселона», Скарлетт Йоханссон и Ребеккой Холл, жизнь кажется вполне себе полной какой-то милой внутренней гармонии, какого тепла и света.



- Ваша актерская юдоль для многих ваших поклонников до сих пор сокрыта под пеленой безвестности. Каков вы на самом деле, какие вами движут страсти, чего в вас больше? Каково ваше истинное актерское амплуа. Добродетель или же злодейство.

- Я давно сей момент уяснил и готов своими умозаключениями поделиться с вами. Кино – явление сугубо поверхностного, скажем так – лицевого проявления. Когда внешность и только внешность играет немаловажную роль. Глядя на меня Голливуд был уверен - в этом человеке, в этом актере ничего "человеческого", то есть скромного, душевного, сентиментального быть не может. Под маской жесткого мачо с квадратным лицом и острым сухим взглядом должен скрываться... в нашем случае некто, противостоящий Бонду, Джеймсу Бонду. А по мне в Крэйге (Дэниэл Крэйг - британский актер, нынешний исполнитель роли Джеймса Бонда) гораздо больше черт героя с ярко выраженной отрицательной харизмой, нежели во вне. Но все решает случай. Какой-то неизвестный нам мистический жребий, который раздает роли не по твоему сознанию, внутреннему мироощущению или тому, что кипит у тебя в душе, а по внешним данным. А спроси меня, так Хавьер Бардем гораздо больше похож на Бонда, нежели все те парни, которые этого киногероя эпохи воплотили на экране. Но то – мое ощущение, а другое дело – чувство киноэкрана, видение мира сквозь линзу кинокамеры, сквозь прищур продюсера. Которому – как доподлинно известно, всегда видней, кто ты (или я) на «самом деле».

- Давно известно, роль антагониста куда эмоциональнее затратнее, нежели роль даже самого выдающегося, самого живописного протагониста. Не боитесь что называется эмоционально выгореть на съемках?

- Вот, чего не боятся истинные сыны Испании, страны, насквозь пропитанной солнцем и страстью, соленой морской отвагой и яркими брызгами виноградников, так это эмоционально выгореть. Мы, испанцы, эмоционально выгораем исключительно в тот момент, когда душа отходит от тела, этого просто быть не может. А уж, коли стал актером, поселился в мире фантазий и грез, где влечение и боль, счастье и грусть – элементы твоей профессиональной каждодневности, пылай, гори и сгорай каждый раз, каждый фильм без остатка. Ничего, к следующему фильму словно птица Феникс обязательно восстанешь из пепла только что сыгранного, чтоб сгорать без остатка в каком следующем проекте.

Кстати, мой новый герой, мой новый образ из пиратской франшизы – он мой и только мой по множеству вполне себе причин. Противоречив и в то же время – кремень, в нем кипят доподлинные страсти, но он их скрывает, пока не становится совсем невмоготу. В нем жизнь и смерть, любовь и ненависть, густо – на наш, испанский, манер, замешаны. Разве можно на таком чудном проекте взять и выгореть, перегореть как никчемной лампочке? Нет, тут нужно если и гореть, то сгорать во всю свою силу, здесь нельзя иначе. Я не пытаюсь оправдать своего героя, который оказался на самом дне – в прямом и переносном смыслах этого слова, нет, но иногда даже оголтелого антагониста… понимаешь его поступки, мотивацию его поступков и действий. Не приемлешь точно, нет, жизнь, реальность – это ж не только набор хромосом или же сгусток нервных окончаний. В реальной жизни я не такой пылкий мачо, каким иногда меня «видят» поклонницы. Нет, я смиренный обыватель, которому не чуждый простые тихие семейные радости. Море и солнце, вино и приятная компания, но кино дает шанс, уникальнейший, выплеснуть из себя весь этот праведный гнев, закачанный поколениями предков в твои жилы. И вот тогда на экране выходит кинокартина – в данном случае фильм «Пираты Карибского моря. Мертвецы не рассказывают сказки», самое время вспомнить, откуда ты родом, на что ты вообще способен, как профессионал, как мужчина, как испанец, что есть чувства и боль, страх и верность, сила и страсть.

ПКМ 5.

Tags: dead men tell no tales, pirates of the caribbean, ПКМ 5, интервью, статьи, статьи ПКМ 5
Subscribe

Posts from This Journal “интервью” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments