Ирина Кабанова (Irina Kabanova) (66sean99) wrote,
Ирина Кабанова (Irina Kabanova)
66sean99

Category:

«Пираты Карибского моря 5». Интервью Хоакима Роннинга и Эспена Сандберга.

Режиссеры «Пиратов»: «Мы собрались здесь не для того, чтобы опозориться»
Источник: kinopoisk.ru


Постановщики «Пиратов Карибского моря: Мертвецы не рассказывают сказки» — о том, как управлять Джонни Деппом и распоряжаться большими бюджетами.

Норвежские режиссеры Хоаким Роннинг и Эспен Сандберг практически ровесники: Роннингу скоро 45, Сандберг всего на год старше. Еще в детстве они взялись за камеру и с тех пор не расставались с ней, даже в армии умудрившись снимать кино. Вместе они ставили рекламные ролики для Coca-Cola и Nokia, вместе сняли «Бандиток» с Пенелопой Крус и Сальмой Хайек, а также поработали над картиной «Макс Манус: Человек войны». Но заговорили о них только после премьеры в Торонто «Кон-Тики», картины о путешествии Тура Хейердала через Тихий океан.

Благодаря «Кон-Тики» дуэт не только получил номинацию на «Оскар» и «Золотой глобус», но и завладел вниманием самого Джерри Брукхаймера. Так норвежцы сели в режиссерские кресла пятых «Пиратов Карибского моря», в актерском составе которого ни много ни мало Джонни Депп, Хавьер Бардем, Джеффри Раш, Орландо Блум, Кира Найтли, Кая Скоделарио и Брентон Туэйтс. Впереди у одного из них работа со Стивеном Спилбергом и Томом Крузом, у другого — очередное морское путешествие в виде фильма о Руале Амундсене.

POTC 5.


— В «Пиратах» по сравнению с «Кон-Тики» и плавсредства, и бюджет побольше, но почему же вас так тянет в море?

Хоаким Роннинг: Мы любим океан, в этом нет сомнений. Мы выросли у воды, ходили под парусом с детства, но если честно, то это просто совпадение. Для нас самое важное — это история. Конечно, когда вы снимаете «Пиратов Карибского моря», важно иметь опыт работы с водой, но в то же время рядом с нами было столько потрясающих профессионалов, которые знали, что делали!

— А как вы делите обязанности на съемочной площадке?

Хоаким: Мы работаем по принципу «день через день».

Эспен Сандберг: Да, так гораздо легче! (Смеется.) Нет, это шутка. Мы выросли, снимая фильмы вместе. Это уже отлаженный рабочий процесс. Мы все делаем вместе, оба вовлечены в процесс общения с актерами, командой и всегда просим всех на площадке делиться своими идеями.

— А вот Джеффри Раш сказал, что Хоаким отвечает, грубо говоря, за картинку в целом, а Эспен работает с актерами. Каково это — наставлять Джонни Деппа?

Эспен: Легко! Он же знает, что делает. Он и есть Джек Воробей! И потом он очень любит эту работу. Все, что нам надо делать, — просто помогать ему порой, показывать различные варианты одной и той же сцены. Джонни часто импровизирует, предлагает сумасшедшие идеи, а нам порой приходится его догонять.

Хоаким: Джонни Депп знает своего персонажа, как никто другой. Говорить, что Джек Воробей должен делать, а что нет, не входит в мои рабочие обязанности. Другое дело — работать вместе с ним. Знаете, каждое утро, проведенное вместе с Джонни Деппом в его трейлере, стало для меня незабываемым. Даже если мы просто обсуждали его расписание съемок. Он человек с невероятным чувством юмора. В Джеке Воробье очень много Джонни Деппа, и наоборот.

Эспен: Помнишь, как мы веселились на съемках сцены с гильотиной? Мы поначалу немного нервничали. А что если Джонни не захочет этого делать? Это же опасно, может в определенный момент и стошнить. Но нам было невероятно важно снять эту сцену, причем как можно реалистичнее. Он это понял и все сделал. Но мы и сто человек массовки повеселились на славу.

— Все герои так или иначе эволюционируют, будь то Барбосса или Уилл Тёрнер, но Джек Воробей совсем не меняется на протяжении франшизы.

Хоаким: Он совсем ничему не учится! Скажем так: удача — это суперсила Джека Воробья. В самом начале фильма мы решили поиграть с этим и посмотреть, что будет, если лишить его удачи на секунду. Что будет, если показать желания и потребности Джека Воробья? Но, конечно, он константа, и в новом фильме он закольцевал истории жизней Карины, Генри, Барбоссы.

Эспен: С другой стороны, в этот раз мы смогли заглянуть в прошлое Джека Воробья и показать его в юности. С технической точки зрения мы, конечно, знали, что возможно снять его молодую версию, но у нас на это дело ушел почти год. В итоге и мы, и Джонни Депп были очень довольны, хотя поначалу он был настроен скептически. Но Джонни остался доволен и даже пошутил, что через 10 лет хочет снимать фильмы в таком образе.

ПКМ 5.


— Говорят, австралийские аборигены благословили фильм. Думаете, это вам помогло?

Эспен: Потрясающая была церемония!

Хоаким: Они пришли на съемки на рассвете, совершили традиционный обряд танца и по-своему благословили фильм. Я был им так благодарен! Но я не суеверен, я верю в подготовку. Что такое удача? В лучшем случае может повезти с погодой. Хотя стойте, я очень удачливый человек! Вы можете быть сколь угодно талантливым и способным режиссером, но так никогда не получить шанса поработать над таким большим проектом, как «Пираты Карибского моря». У меня впереди и другие новые проекты, например «Микро», который продюсирует Стивен Спилберг.

— Спилберг, Брукхаймер... Вы все же решили взять курс на большие голливудские проекты и пока оставить позади европейское независимое кино?

Хоаким: Мне было очень приятно работать над «Пиратами». Мне кажется, у нас получилось очень даже неплохое кино. Конечно, это большой аттракцион, но в то же время это прекрасная возможность поработать с лучшими из лучших в киноиндустрии. Здесь есть огромные ресурсы, ты можешь делать то, что захочешь (в большинстве случаев), можешь наконец исполнить все свои мечты и поработать с лучшими актерами мира — ну что тут может не понравиться?

Эспен: И то, и другое интересно. Мне, например, просто нравится заниматься кино!

Хоаким: Одно из преимуществ работы над подобными проектами в том, что у вас есть возможность не только снимать все на фоне голубого экрана, но и строить настоящие декорации. Помните сцену с банковским сейфом и лошадьми в начале фильма? Это все по-настоящему! Мы отстроили целый город, и для нас это стало словно сном наяву. Все наши мечты исполнились!

— Кстати, сколько кораблей вы построили для этого фильма?

Хоаким: Одиннадцать. Правда, не полностью, они были в различных конфигурациях. Полностью отстроили только один корабль — корабль Джека Воробья. Да-да, тот самый, что выглядел хуже всего. Он был маленьким и был способен выйти в открытое море. Мы отстроили огромное количество палуб. Моей любимой палубой стала палуба на «Silent Mary» — корабле капитана Салазара. Корабль стал отдельным персонажем фильма, он был частью Салазара. Важно было создать корабль, который может двигаться, открываться. Нас вдохновляли конструкторы Lego и все то, что нам нравилось, когда мы сами были детьми. В принципе, когда снимаете исторический фильм, вы не может повернуть камеру и упереться во что-то, что не было бы вами же и построено. Особенно если это корабли. Вам придется их строить. Именно поэтому это такой дорогой фильм.

— Было ли вам страшно? В конце концов, не считая Джонни Деппа, Джерри Брукхаймера, Джеффри Раша, более чем 400 человек работали над этой франшизой с момента ее запуска.

Хоаким: Это очень сложная работа. Ты постоянно испытываешь стресс, но постепенно привыкаешь и приходишь к мысли, что все собрались здесь для одной цели — снять фильм, а не для того, чтобы провалиться и опозориться.

— Почему Пол МакКартни пел именно «Maggie Mae»? [1]

Хоаким: У нас было несколько вариантов, но Пол МакКартни начал петь именно эту песню. Это был один из тех моментов, что похожи на волшебство. Пол Маккартни у вас на съемочной площадке, конец дня, и мы снимаем дубль в полной тишине, когда практически все перестают работать. Мы сидим за камерой, в наушниках и тупо записываем поющего Пола МакКартни! Можете себе представить?

— А как вы работали над персонажем Хавьера Бардема?

Эспен: Мы всегда начинаем работу с поиска истории, уже потом ищем персонажа. Так мы поступили и с Хавьером. Его герой утонул, и мы решили, что хотим его видеть как призрака, но не такого призрака, каких мы раньше видели в кино. Многое, в том числе и часть своей испанской культуры, привнес и сам Хавьер. То, как он говорил «Джек Спарроу», чего только стоило! Хавьер в образе Салазара постоянно напоминал такого раненого быка, который не желает покидать арену, пока не разберется с матадором.

ПКМ 5.


— У вас на площадке было сразу два обладателя «Оскара». В последнее время все чаще говорят, что награды больше не имеют значения, а вы как думаете?

Эспен: Конечно, имеют, и какое! Такие награды наносят вас на карту. Получив номинацию, вы попадаете в очень закрытый эксклюзивный клуб. Для киноиндустрии это имеет и будет иметь огромное значение.

— А насколько работа в Голливуде отличается от работы в Европе? Например, в США сильны профсоюзы, любые переработки приводят к штрафам.

Хоаким: Есть некоторые отличия, но все же главное — размер бюджета. У тебя на руках, так или иначе, оказывается 110—120 страниц сценария, хронометраж — два часа. Я искренне верю, что ты должен делать все, чтобы фильм получился хорошим. И если надо работать и снимать 18 часов в сутки, то так тому и быть, а в Европе ты или в Голливуде, не так важно.

— Говорят, когда вы служили в армии, вы снимали пропагандистские фильмы.

Эспен: Мы, вероятно, имеем в виду разные значения слова «пропаганда». Нам обоим пришлось отслужить в армии год. Так как мы пришли из киношкол, нам разрешили служить по профессии. В основном мы записывали репетиции, снимали исторические фильмы — это было потрясающе! Мы могли работать как режиссеры и при этом спать не в казармах!

— Сослуживцы вам, наверное, завидовали?

Эспен: Еще как!

— Вы работали над «Пиратами» больше четырех лет. Как отметили с командой и актерами последний день съемок?

Эспен: Отлично отметили! Наконец-то можно было расслабиться и пообщаться, поделиться наболевшим. Сами понимаете, актеры умеют травить байки.

— Что же за истории вам рассказывали?

Эспен: Ну уж нет, это военная тайна.



1) «Maggie Mae»
Oh, dirty Maggie Mae
they have taken her away
and she'll never walk
down Lime Street anymore

Oh, the judge she guilty found her
of robbing the homeward bounder
dirty no good robbin' Maggie Mae

It's the port of Liverpool
She returned me to
Two pound ten a week
that was my pay



«Мэгги Мэй»
Проныра Мэгги Мэй
Уж в кутузке много дней,
Не гулять видать
По Лайм-стрит уже ей,

Тянет срок по обвиненью
И в кражах и в ограбленьях
Не умеющая хорошо воровать Мэгги Мэй.

В том потру Ливерпуля
Я с неё имел
Двадцать фунтов -
Плату за семь дней...


ПКМ 5.



В пятый раз в одно море.
Источник: kinopoisk.ru


Брукхаймер признается, что сам не знает, почему «Пираты Карибского моря» так полюбились зрителям, однако положение обязывает. Еще в 1980-е у фильмов Брукхаймера практически не было продолжений. Впрочем, продюсер утверждает, что дело всего лишь в обстоятельствах. «В случае с „Лучшим стрелком“ мы просто никак не могли нащупать историю», — говорит он. Теперь сиквел вполне может появиться, если для сценария ушедшего из жизни Тони Скотта найдут подходящего режиссера.

Сейчас студии предпочитают не затягивать с производством сиквелов, триквелов и так далее. Более того, бюджеты растут. Disney не может потратить на каждую новую часть «Пиратов Карибского моря» меньше, чем на предыдущую — это показатель зрелищности фильма, качества развлечения, которое ждет зрителя в кинотеатре. В то же время продюсерам по-прежнему приходится искать способы снять фильм так, чтобы каждый доллар был виден на экране.

«Теперь, когда ты заказываешь дополнительный свет или новую камеру, это стоит гораздо больше, чем в былые времена. Хотя ты стараешься потратить меньше, нельзя экономить на впечатлениях зрителя. „Пираты“ значат очень много для Disney, это гораздо больше, чем только фильмы. Люди приезжают в тематические парки специально, чтобы прокатиться на горках и увидеть персонажа Джонни Деппа», — напоминает Брукхаймер.

В кино зрители не устают от франшиз, считает продюсер. «Если у тебя есть крепкая история и уже знакомые, любимые зрителями персонажи, аудитория будет рада вернуться, — уверен Брукхаймер. — Но в первую очередь нужна отличная история. Нужно дать им что-то свежее, новое. Даже если им хочется тех же ощущений, что и от предыдущей части, нужно дать им что-то новое».

За свежий подход в пятых «Пиратах» отвечают Хоаким Роннинг и Эспен Сандберг, для которых «Мертвецы не рассказывают сказок» — первый крупнобюджетный голливудский проект. «Они невероятно талантливы, — уходит Брукхаймер от прямого ответа на вопрос о том, как строилось его сотрудничество с новичками. — Если вы видели их фильм „Макс Манус: Человек войны“, вы знаете, что они умеют рассказывать истории и создавать увлекательных персонажей. Их „Кон-Тики“, номинированный на „Оскар“, очень интересен с визуальной точки зрения, притом что у них был очень скромный бюджет, и все равно им удалось снять захватывающий фильм. Они любят франшизу, и когда они пришли к нам со своим собственным видением новой части, то оно нам понравилось. Они уделяют большое внимание визуальной составляющей. Видели, какие у героя Хавьера Бардема потрясающие волосы? Это не сценаристами придумано, это пришло от них. На редкость удачный, выдающийся актерский состав — тоже результат их прекрасного вкуса».

Хоаким Роннинг уверяет, что не почувствовал никакого давления со стороны Брукхаймера. «Фильмы вроде „Пиратов“ стоят больших денег, и это не благотворительная акция. Но самое большое давление исходит не от продюсеров, а от нас самих — не хочется разочаровать аудиторию, студию и продюсеров. Джерри Брукхаймер — самый милый человек на свете! Вы не найдете более дружелюбного к режиссерам продюсера. Он никогда не будет вас подталкивать к какому-то креативному решению, это всегда сотрудничество, а не давление. А какая у него потрясающая интуиция! Он точно знает, чего хочет аудитория». Эспен Сандберг вторит коллеге: «Он всегда прав, так что если он говорит что-то, то лучше просто послушать».

С тех пор как вышла четвертая часть «Пиратов», прошло шесть лет, но киноиндустрия не изменилась принципиально, уверен Брукхаймер. Люди по-прежнему идут в кино за красочным аттракционом. «Главное, что изменилось, — теперь мы способны создавать такие визуальные эффекты, которые раньше просто не были возможны, — уточняет продюсер. — Все эти водные эффекты, волосы шевелящиеся — все это раньше нельзя было сделать так, чтобы это смотрелось реалистично. Каждые шесть месяцев компьютерные мощности увеличиваются вдвое, и можно дать волю воображению по полной. Мы построили для съемок 13 кораблей и не так много снимали непосредственно на воде, но вы увидите и почувствуете разницу. Технологии идут семимильными шагами — это главное, что меняется».

Брукхаймер неслучайно выбрал путь сотрудничества с крупными студиями и каждый свой фильм создает в рамках студийной системы, будь то Disney или Paramount. Он не хочет заниматься бумажками и поиском инвесторов как независимый продюсер. Ему гораздо интереснее обсуждать сценарий, разбирать с режиссерами концепт-арт и следить за тем, чтобы декорации поражали воображение. Он продюсер, который вовлечен во все аспекты съемок, и крыша большой студии позволяет это делать.

ПКМ 5.

Tags: dead men tell no tales, pirates of the caribbean, Любопытные факты, Любопытные факты ПКМ 5, ПКМ 5, ПКМ 5 съемки, интервью, статьи, статьи ПКМ 5
Subscribe

Posts from This Journal “интервью” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments