Ирина Кабанова (Irina Kabanova) (66sean99) wrote,
Ирина Кабанова (Irina Kabanova)
66sean99

Categories:

Грабители кораблей и «коровьи маяки».

Из книги «Человек за бортом»,
Лев Николаевич Скрягин.


1. ГРАБИТЕЛИ КОРАБЛЕЙ И «КОРОВЬИ МАЯКИ».

Древнее латинское изречение «мореходы в бурю боятся земли» родилось и живо по сей день неспроста. По данным официальной статистики случаи гибели судов в результате посадки на мель являются наиболее частыми. История парусного флота свидетельствует: большая часть судов погибла не в море, а на мелях, вблизи берегов. При внезапно налетевшем шторме корабли, имея единственным движителем паруса, площадь которых в бурную погоду приходилось уменьшать до минимума (а иногда и совсем оголять мачты), лишались возможности маневрировать. Они оказывались во власти разбушевавшейся стихии. Если при этом судно находилось близ берега, то это, как правило, приводило к его гибели: шторм или выбрасывал судно на мель, или прижимал его к скалистому берегу. Нередко случалось, что оказавшийся во время шторма на прибрежных скалах деревянный парусный корабль спустя день-два превращался в груду обломков и щепок.

На земном шаре есть немало районов, которые и в наше время представляют большую опасность для плавания. Сочетание ряда гидрометеорологических факторов затрудняет в этих районах плавание судов и требует от судоводителей особой бдительности. Такие места на карте мира издавна получали названия «кладбища кораблей» или «пожиратели кораблей». К ним относятся прежде всего берега Английского канала (Ла-Манша) в его западной части, внешние отмели в районе мыса Гаттерас, Баб-эль-Мандебский пролив («Ворота слез»), пролив Лаперуза с его «Камнем опасности», проливы Курильских островов, мысы Горн и Доброй Надежды, острова Тасмания, Силли, Сейбл и др.


И.К. Айвазовский «Корабли на бушующем море» 1866 год.


Разрушительную силу стихии завершал самый прозаичный грабеж. Да, именно грабеж севших на мель кораблей — ремесло столь же древнее, как и само мореплавание. Грабежом занимались древние греки, финикийцы и римляне, которые спасенных жертв кораблекрушения продавали в рабство, а груз погибшего судна забирали себе. Такой обычай утвердился повсеместно. Жители средиземноморского острова Родос, к примеру, узаконили эту традицию даже в своем «Родосском праве» — древнейшем в истории мореплавания кодексе морских законов.

Против этого в конце концов первыми восстали сами римляне. Как известно из истории, Юлий Цезарь в юности потерпел кораблекрушение и попал в плен к пиратам, которые отпустили его за огромный выкуп. Поэтому неудивительно, что во времена правления Цезаря в Риме был издан ряд суровых законов, направленных на борьбу с морскими разбойниками и грабителями купеческих кораблей, оказавшихся на мели. Во времена императоров Адриана и Тита были приняты особые уставы, в которых спасшиеся при кораблекрушениях и их имущество объявлялись неприкосновенными. С нашествием варваров и в последующее затем средневековье все пошло по-прежнему. Феодалы Европы в этом деле оказались хуже варваров. Морские законы времен феодализма о том, что люди и имущество становились достоянием владельца побережья, у которого разбился корабль, были незыблемы.

В 1179 году на Латранском соборе святые отцы постановили отлучать морских грабителей от церкви, но этот закон в Европе остался мертвой буквой. Жестокость жителей морских берегов зачастую доходила до того, что спасшихся при кораблекрушении лишали права выкупа и, чтобы скрыть следы грабежа, даже убивали.

Время от времени монархи Европы издавали строгие законы о морских грабителях. Плохо пришлось морским грабителям на берегах Англии во времена Ричарда I, известного как Ричард Львиное Сердце. Он, как и Юлий Цезарь, потерпел кораблекрушение и попал в плен. За баснословный выкуп Генрих VI, император Священной Римской империи даровал ему свободу. Это случилось, когда Ричард I возвращался домой после третьего Крестового похода в Палестину (1189—1192). Британский монарх испытывал лютую ненависть к грабителям севших на мель кораблей.


И.К. Айвазовский «Тонущий корабль» (Кораблекрушение) 1854 год.


Его указ гласил: «Лоцманы, нанятые лендлордами, и другие лица, намеренно топящие корабли у берега, подлежат мученической смерти: первых должно повесить на высоких виселицах, а лендлордов, подкупивших их, надлежит привязать к столбу, врытому в середине их дома, и дом поджечь сразу с четырех углов и сжечь дотла со всем, что внутри находится». В Англии этот указ действовал шесть столетий!

Но грабеж севших на мель судов продолжался. Король Франции подписал договор с британским монархом о том, что оба они будут защищать права спасшихся во время кораблекрушений английских и французских подданных. Но вскоре вся Европа узнала, что в Англии стали брать выкуп за свободу со спасшихся от гибели французов.

Законы «Олеронского морского права» (Франция, XII век) не менее строго, чем указ Ричарда I, карали грабителей морских побережий Европы. Грабежей выброшенных на берег кораблей и убийств спасшихся стало значительно меньше. Фридрих Великий в Пруссии время от времени устраивал публичные казни морских мародеров, а «кораблекрушители» продолжали делать свое дело.

На протяжении многих веков кораблекрушения у берегов Европы являлись настоящим источником обогащения их обитателей. Ценный груз разбившегося на камнях корабля мог обеспечить процветание многим семьям на целые годы, одно кораблекрушение богатого «купца» часто изменяло судьбу обитавших на берегу моря жителей, делая их зажиточными.

Психологию обитателей морских берегов в отношении кораблекрушений лучше всего отражает следующий случай. Во времена Людовика XIV в Нормандии один священник, разгневавшись на своих прихожан за несвоевременный взнос церковных денег, в своей проповеди укорял их и доказывал, что Господь в наказание за их нерадивость вот уже 12 лет кряду как не посылает на их берег ни одного крушения.

Промысел заманивать корабли на скалы и грабить груз особенно процветал на юго-западном побережье Англии. Скалистые мысы Данженес, Бичи-Хед, Порт-ленд-Бил, Лизард и Лендз-Энд — настоящие «кладбища кораблей». Жители южного побережья Англии имели мрачную репутацию грабителей погибающих на скалах судов. Но особой изобретательностью в деле грабежа отличались обитатели островов Силли. Расположенные в 28 милях к юго-западу от мыса Лендз-Энд, они включают в себя 145 островов и больших скал, из которых только шесть обитаемы. Это Сент-Мерис, Тре-ско, Сент-Мартинз, Сент-Агнес, Брайхер и Самсон. Их площадь составляет всего 6 квадратных миль; длина самого большого острова Сент-Мерис 2,5 мили, ширина 1,5 мили.

Силли расположены на одной из самых оживленных судоходных трасс северной Европы. С древнейших времен эти острова — место постоянных кораблекрушений. Когда задувают западные ветры, огромные океанские волны, разбежавшись по 3000-мильной шири Атлантики, с яростью обрушиваются на этот форпост Ла-Манша. Мощь этих волн потрясающа. Джордж Бэйли, капитан маячной и лоцманской корпорации «Тринити Хауз» писал: «Зимой 1861 года туманный колокол маяка Бишоп-Рок на островах Силли, прикрепленный на гранитной галерее литой скобой толщиной 4 дюйма на высоте 100 футов над отметкой наибольшего прилива, был снесен. Гигантские волны забрасывали свои пенящиеся гребни на много футов выше фонаря. Однажды они, откатываясь, выдернули литую скобу, как морковку из земли: колокол рухнул вниз на скалу и разбился на куски. Он весил четверть тонны».

В 1870 году во время шторма волны все утро заливали верхушку маяка. А его высота была тогда 33 метра над уровнем моря! Можно себе представить положение парусного корабля, оказавшегося среди таких волн у этих островов.


Маяк на острове Бишоп.

Остров Бишоп (Скала бишоп, Бишоп-Рок) (Bishop Rock), что на юго-западе Великобритании, архипелаг Силли. Именно этот остров считается (по авторитетному мнению и решению Книги рекордов Гиннеса) самым маленьким обитаемым в мире. Собственно, единственное, что там есть - это маяк. Размер островка: 46x16 метров.

Первая попытка возведения маяка на острове была сделана в 1847 году. Но постройка не выдержала напора здешних агрессивных волн, и не подала света в море. Вторая — последовала через 4 года и была закончена в 1858 году. Инженер Дж. Уокер (по его проекту велось строительство) прибег к использованию огромных гранитных блоков (почти 3000 тонн гранитных плит завезли еще тогда, а теперь там около 6000 тонн). В 1881 году (уже по проекту инженера Дж. Дугласа) маяк решили укрепить и соорудили кругом него укрепления. Получилось, что старый маяк пошел на завтрак новому (маяк в маяке). Уже во второй половине прошлого века на маяке появилось электричество. А на крыше построили вертолетную площадку (1976 год). Маяк на Бишопе может похвастаться тем, что он не только самый сложный в строительстве, но и самый «ресурсозатратный» маяк за всю историю человечества.


Восточный и северный ветры по силе не уступают западному. Бывали случаи, когда парусные суда в течение многих дней пытались вырваться из окружения подводных скал Силли, но западный ветер все же выносил их на берег, где они погибали. Когда ветра нет, острова обычно затянуты туманом. Большая часть кораблекрушений здесь произошла и происходит именно во время тумана. Многие капитаны потеряли свои корабли, попав в течение Реннеля, которое проходит у западного входа в Ла-Манш на север со скоростью одного узла.

По злой иронии судьбы эта «ловушка кораблей» до начала XVII века была нанесена на карты на 10 миль севернее от их фактического места. Это одна из причин того, что Силли оказались «кладбищем кораблей».

Первый маяк здесь соорудили в 1680 году на острове Сент-Агнес, но самые опасные скалы островов Реттарлер-Ледж, Гилстон, Бишоп и Крим-Рокс, отстоящие от маяка на 5 миль и более, оставались во тьме.

Английские историки Ричард Ларн и Клайв Картер в своей книге «Корнуэллские кораблекрушения», вышедшей в Лондоне в 1969 году, зафиксировали около 20 тысяч кораблекрушений только вокруг юго-западной оконечности Англии, а вокруг всех островов Британии — около 25 тысяч. Уроженец островов Силли Ричард Ларн насчитал 1250 судов, которые нашли свою могилу у этих островов. Множество катастроф на этом «кладбище кораблей» еще не зафиксировано.

Каким образом жителям Силли удавалось заманивать проходящие мимо корабли на скалы островов? Хорошо зная подходные фарватеры и расположение подводных скал, они выбирали ненастную темную ночь, привязывали к рогам голодной коровы зажженный фонарь и пускали ее пастись в определенном месте на прибрежный луг. Корова гуляла, пощипывала траву, а моряки, оказавшиеся близ страшных островов, принимали «коровий маяк» за огонь корабля, раскачивающегося на якоре в тихой гавани. Они брали курс на этот огонь и вскоре оказывались на камнях. Вот тут-то и начинался грабеж! Иногда фонарь привязывали к спине или хвосту осла и гоняли его вдоль берега: пришельцы принимали этот огонь за корабельный: раз там идет судно — там безопасный фарватер. Отсюда и пошло выражение «коровьи маяки» и «ослиные маяки». Бывали случаи, когда на островах Силли в ненастные ночи неожиданно гас свет единственного маяка на острове Сент-Агнес. Ходили слухи, что смотритель маяка был в сговоре с морскими грабителями, и часть добычи перепадала ему. Напомним, что маяк в течение 150 лет был единственным на островах.

Приведем еще один курьезный факт. В XVIII веке Троутбек, священник прихода на острове Сент-Мерис в своих воспоминаниях писал, что он имел лучший доступ к сердцам своей паствы, когда в воскресенье во время проповеди произносил слова: «Мы молим тебя, о Господи, не о том, чтобы были кораблекрушения, а о том, что если им суждено случиться, то ниспошли их на острова Силли ради блага их бедных обитателей».

Жителей островов Силли — рыбаков, моряков и фермеров — не назовешь богатыми. Их благосостояние в прошлом во многом зависело от развития торговли в Европе. Расширялась торговля — развивалось и судоходство, а с развитием судоходства увеличивалось и число кораблекрушений. С ним процветало и ремесло грабителей кораблей. Когда-то обитатели этих островов из палисандра, тика, черного и красного дерева городили загоны для свиней. Из шпангоутов, бимсов, килей и палубных досок они сооружали себе дома, которые внутри обставляли мебелью, добытой с погибших кораблей. Жители Силли стали привыкать к хорошим сортам табака, коньяка и кларета, жены рыбаков щеголяли в платьях из бархата и шелка. Но больше всего они почитали «чайные» и «кофейные» кораблекрушения. Эти напитки в Англии конца прошлого столетия еще не каждому были знакомы. Говорят, что на Силли пол века пили чай с клипера «Фрайер Так», погибшего здесь на пути из Китая.

В грабеже гибнущих на скалах Силли кораблей принимали участие и церковнослужители. Известен, например, такой случай. В середине XIX века в одно из ненастных воскресений в аббатстве на острове Треско шла служба. Во время проповеди вошедший в храм рыбак сказал на ухо священнику: «Фонарь, что я ночью привязал к рогам коровы, заманил большой корабль, он бьется о камни». Священник спустился с кафедры, запер на ключ двери аббатства и, обращаясь к прихожанам, изрек: «Братья и сестры! У Черных скал гибнет корабль. Пока я не сниму рясу и не натяну бахилы, из храма никто не выйдет. Мы должны приступить к делу вместе и поделить все по-братски».

Еще в конце прошлого века по миру гуляла мрачная слава об островах Силли и его жестоких и жадных обитателях. Говорили, что если, неся покойника на кладбище, они услышат крик: «Корабль на камнях!»,— то тут же бросят гроб и побегут грабить.

Среди моряков всех стран мира бытовало мнение, что жители этих островов никогда не помогут погибающим, что они раздевают утонувших, снимают с них драгоценности и сбрасывают тела со скал в море. Ссылаясь на церковные законы о том, что погибшие при кораблекрушении не должны быть преданы земле (а эти законы действовали в Европе до 1808 года) и что в субботу оказывать помощь гибнущим в море — великий грех, жители островов Силли смотрели на кораблекрушение у своих берегов как на «божью благодать».



Едва ли на свете найдется англичанин, который не смог бы рассказать легенду о гибели на островах Силли «золотой эскадры» адмирала Шовела. Вкратце она сводится к следующему. Осенью 1707 года английская эскадра с богатым грузом возвращалась из Средиземного моря в Портсмут. Когда открылись острова Силли, один из моряков флагманского корабля «Ассосиэйшн» родом с острова Сент-Мерис осмелился вопреки уставу предупредить адмирала, что курс проложен неверно и эскадре грозит гибель. Тело матроса еще раскачивалось на ноке рея, когда «Ассосиэйшн» ударился о подводные скалы Гил стон-Ледж. За ним на камнях оказались линейные корабли «Игл» и «Ромней». В течение нескольких часов они были разбиты океанской зыбью. При этом погибли почти 2 тысячи матросов. Сам адмирал сэр Клаудесли Шовел был хорошим пловцом, он смог преодолеть страшные буруны и окровавленный выполз на берег. Его увидела проходившая мимо рыбачка. Внимание ее привлек золотой перстень с изумрудом, но снять его с адмиральского пальца она не сумела. Чтобы завладеть сокровищем, рыбачка отрубила адмиралу кисть левой руки. Позже его нашли мертвым и перевезли в Лондон, где с почестями похоронили в соборе Вестминстера.

Известно, что в прошлом у жителей островов Силли был свой покровитель — Святой Варна. В «Двенадцатую ночь» они бросали в колодцы иголки и молили его «ниспослать к утру кораблекрушение».

А вот еще одна любопытная история из жизни обитателей островов Силли. Между островами и мысом Лендз-Энд находятся скалы Вулф-Рок. Сейчас там стоит маяк. Шум океанского ветра в естественном гроте одной из этих скал издавна являлся своего рода сигналом для моряков во время тумана. Ветер, завывая в этом гроте, напоминал вой волка. Из-за этого скалы и получили свое название Вулф (волк). Моряки слышали вой за 3 мили и меняли курс в сторону от смертельно опасных скал. Чем сильнее дул ветер, тем громче слышался «волчий вой». Жителям Силли это не нравилось: они теряли свою добычу. Однажды они собрались на совет и решили «заткнуть волку пасть». И сделали это в буквальном смысле слова. Они не поленились за несколько рейсов на своих рыбацких вельботах доставить на скалу груду камней, которыми завалили грот. «Волк» перестал выть... Не прошло и 3 месяцев, как на скалах Вулф-Рок в тумане разбился корабль, потом другой, третий. Корабли принадлежали бристольским купцам. Не желая терпеть убытки, они решили «оживить волка». По их заказу лондонские мастера изготовили из медных листов статую огромного волка с открытой пастью. Ее должны были установить на одной из скал Вулф-Рока. Идея заключалась в следующем: ветер, проходя между челюстями медного зверя, издавал сильный звук — «вой волка», который по их расчетам мог быть услышан в шторм за 4 мили. Листы доставили на скалу, чтобы склепать и установить статую. Работа только началась, как в одну темную ночь предприимчивые обитатели островов подошли к Вулф-Року на вельботе и сбросили листы в море. Кораблекрушения продолжались...

К середине XIX века вопрос о частых кораблекрушениях у берегов Силли и Вулф-Рока стал настолько серьезным, что обсуждался в Палате общин Британского парламента. Последний обязал маячную и лоцманскую корпорацию страны «Тринити Хауз» построить на самой западной оконечности островов, на скале Бишоп-Рок, маяк. Жители островов пришли в ярость и стали жаловаться, что, мол, парламент «отнял у них божью благодать», им было ясно, что они уже не смогут получать прибыль от кораблекрушений. Они настолько привыкли к «дарам моря», что считали это своим наследственным правом. Однако маяк на скале Бишоп-Рок был построен. Он явился инженерным триумфом викторианской эпохи. Но к радости обитателей островов Силли первая маячная башня железной конструкции оказалась однажды смытой штормом. В 1858 году, спустя 10 лет после начала работ, маяк был все-таки воздвигнут. Его высота равнялась 33 метрам, и огонь его был виден за 16 миль. В 1880 году маяк облицевали гранитом, высоту башни увеличили до 44 метров, а его огонь моряки стали видеть за 18 миль.
Tags: история, история мореплавания, история пиратсва
Subscribe

Posts from This Journal “история мореплавания” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment