Ирина Кабанова (Irina Kabanova) (66sean99) wrote,
Ирина Кабанова (Irina Kabanova)
66sean99

Categories:

Хала, Ламя, Ламии. Мифология.

Хала (ала).

Хала — в южнославянской мифологии трехголовый, шестикрылый, двенадцатихвостый дракон.
Ala — чешский вариант написания имени Халы.
Ала — вариант написания имени Халы (македонский, сербский).

​‌​​​‌Хала — в славянской, болгарский и сербский мифологии так назывался чудовищный хвостатый змей, многоголовый (обычно у него три головы и девять языков) шестикрылый, с крыльями под коленями, двенадцатихвостый, с лошадиными глазами. Размерами же халы так велики, что головы страшилища находятся в облаках, а хвосты опускаются до земли. Халы обладают огромной силой и отличаются чрезвычайным обжорством, повелители черных туч, ураганов, града, смерчей, туманов, от которых страдают нивы и сады. Хала могут нападать на солнце и луну, заслонять их своими крыльями (тогда происходят затмения) или стараются их пожрать (тогда от укуса Хала солнце, обливаясь кровью, краснеет, а когда побеждена Хала — бледнеет и сияет).

Хала могут, чаще всего в канун больших праздников, водить хоровод («коло»), и тогда поднимается вихрь (ср. представление о двух чертях в вихре). Человек, захваченный таким вихрем, может сойти с ума. Халы и по-другому вредят человеку: они заговаривают и охраняют источники, не давая людям напиться. Чтобы победить халу, нужно быть бесстрашным и сильным, как, например, герой болгарских и сербских сказок богатырь Марко-королевич. (Мифологический бестиарий: От Алконоста до Ягила — Калининград: Янтарный сказ, 1999 (378)​​‌‌‌‌).​‌‌​‌‌​ ​‌​‌‌‌‌ ​​​‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​​‌‌‌ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌‌​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌​ ​​‌‌‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌

Хала, ала (от турецкого и балкарского «змея»), у южных славян дракон или змей. Известна в сербской, болгарской и македонской традициях. ​‌‌​‌‌​ ​‌​‌‌‌‌ ​​​‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​​‌‌‌ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌‌​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌​ ​​‌‌‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌

Хала — огромный змей (иногда многоголовый) длиной в 5-6 шагов, толстый, как человеческая ляжка, с крыльями под коленями и лошадиными глазами, или змей с огромной головой, находящейся в облаках, и хвостом, спускающимся до земли. Иногда приобретает облик орла. ​‌‌​‌‌​ ​‌​‌‌‌‌ ​​​‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​​‌‌‌ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌‌​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌​ ​​‌‌‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌

У болгар есть представление, что Хала — шестикрылая с 12 хвостами. Она может пасть на землю в виде густой мглы или тумана, препятствующего созреванию хлеба. Обладает огромной силой и ненасытностью, предводительствует чёрными тучами, градоносными облаками, приводит бури и ураганы и уничтожает посевы и фруктовые сады. С ними борются св.Илья, а также змеи (в представлениях Восточной Сербии и Западной Болгарии) и здухачи, охраняющие плодородие своих полей и садов. ​‌‌​‌‌​ ​‌​‌‌‌‌ ​​​‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​​‌‌‌ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌‌​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌​ ​​‌‌‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌

Халы воинственны, они насмерть дерутся друг с другом за волшебный жезл и стараются поразить друг друга ледяными пулями — и тогда сверкает молния, гремит гром, выпадает снег и град. Раненая Хала может упасть на землю, и тогда её следует отпаивать молоком из подойника или ведра. В некоторых локальных традициях Хала, подобно змеям и здухачам (Здухач — по сербским и черногорским поверьям, человек или животное с демоническими свойствами, обладающие способностью бороться с непогодой, защищать свои угодья от нападения других атмосферных демонов), обороняют свои угодья от нападения чужих Хала. ​‌‌​‌‌​ ​‌​‌‌‌‌ ​​​‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​​‌‌‌ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌‌​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌​ ​​‌‌‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌

Хала иногда превращаются в людей и животных, при этом видеть этих оборотней может только шестипалый человек. Близкий к Хала мифологический персонаж — ламя (ср. Ламия) известен в македонской традиции. Она алчна и кровожадна. Она имеет вид огромной ящерицы с собачьей головой и с крыльями, живёт в пещерах и у источников и связана со стихией воды (может упасть на землю туманом, остановить воду, требуя человеческой жертвы, и т. п.) и богатством (охраняет клады). ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌‌​​

Тучи - Халы могут управлять тучами, вызывая дожди и град.

Вихри - От их кружения создаются вихри и ураганы и бури.

Облик - Согласно мифологии, Халы иногда могут превращаться в людей, однако видеть их могут лишь шестипалые люди. ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌​ ​​‌‌‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌ ​​‌‌‌​ ​​‌‌​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌​ ​​‌‌‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌ ​​‌‌‌​ ​​​‌‌‌ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌‌​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌​ ​​‌‌‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌


Художник Роман Писарев. Хала. Заглавная полоса для первой главы книги Романа Всеволодова «Явь и Навь».



Ламя.

Ламя — у южных славян чудовище с телом змеи и собачьей головой, дракон. Согласно легенде, ее рот настолько широк, что может проглотить человека или зверя. Ее тело покрыто желтой чешуей. Как правило, ее изображают с тремя или девятью головами.

«Алчна и кровожадна, живёт в пещерах у источников», на дне моря или в пустынном лесу, также поселяется возле колодцев, рек и озер, требуя с людей дань взамен на воду. Связана со стихией воды — может упасть на землю туманом, остановить воду крыльями, требуя человеческую жертву, темной тучей опускается на поля и сады, пожирает плоды земледельческого труда. Также охраняет клады.

Своими корнями данный образ связан с древнегреческой Ламией.

Источники:
Мифологический словарь / гл.ред. Е.М.Мелетинский — М.: Советская энциклопедия, 1990.)
А.А.Кононенко, С.А.Кононенко «Персонажи славянской мифологии» — К.: «Корсар», 1993.
​​​‌​‌
​​‌‌‌​ ​​​‌‌‌ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌‌​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌​ ​​‌‌‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌


Ламя. Иллюстрация Виктора Паунова.



Ламия.

Ламия — в античной мифологии полудева-полузмея, демоница, сосущая кровь своих жертв.
Lamia — латинское написание названия Ламии
Λάμια — греческое написание названия Ламии

«О подруга и спутница Ночи, о ты, коя радуешь собак лаем и потоком крови, крадешься во мраке между могилами, о ты, которая жаждешь крови и несешь ужас смертным, о Горгона, Мормона, Луна Тысячеликая, соблаговоли принять наши жертвы!» ​‌​‌‌‌‌ ​​​‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​​‌‌‌ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌‌​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌​ ​​‌‌‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌

Говард Филлипс Лавкрафт «Кошмар в Ред-Хуке» (49: с.346-347). ​‌‌​‌‌​
​‌​‌‌‌‌ ​​​‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​​‌‌‌ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​

По мнению римских и греческих классиков, ламии обитали в Африке. Кверху от пояса у них формы красивой женщины, нижняя же половина — змеиная. Некоторые называли их колдуньями, другие — злобными чудовищами... Они завлекают путников в пустыне и пожирают их.​‌‌​‌‌​ ​‌​‌‌‌‌ ​​​‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​​‌‌‌ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌‌​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌​ ​​‌‌‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌

Происхождения они божественного — они потомки одной из многих любовных связей Зевса. Ламия, дочь Посейдона и нимфы Ливии (по другим источникам, ламия — королева Ливии), «была возлюбленной Зевса. Гера, узнав об (очередной) внесупружеской афере, взбесилась и из мести прикончила детей Ламии». «...Та была вынуждена укрыться в пещере и превратилась в кровавое чудовище, похищавшая и пожиравшая чужих детей. Так как Гера лишила ее сна, она бродит по ночам. Сжалившийся над ней Зевс, даровал ей возможность вынимать свои глаза, чтобы заснуть, и лишь тогда она безвредна». Данный сюжет можно обнаружить в Лексиконе Свида.​‌‌​‌‌​ ​‌​‌‌‌‌ ​​​‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​​‌‌‌ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌‌​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌​ ​​‌‌‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌

Будучи наполовину женщиной, наполовину змеей, она породила жуткое потомство, именуемое ламиями. Ламии обладают полиморфическими способностями, могут выступать в различных ипостасях, обычно как зверо-человеческие гибриды. Однако чаще они уподобляются красивым девушкам, поскольку так легче завлекать неосторожных мужчин. Из своих жертв ламии высасывают кровь. Нападают они также на спящих и лишают их жизненных сил (спермы). Роберт Грейвс ссылается на иконографию, изображающую нагих ламий в позе habitus cquitis, усаживающихся верхом на спящих навзничь путников.​‌‌​‌‌​ ​‌​‌‌‌‌ ​​​‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​​‌‌‌ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌‌​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌​ ​​‌‌‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌

Ламию — при некотором умении — легко разоблачить, для этого достаточно заставить ее подать голос. Поскольку язык у ламий раздвоенный, они лишены способности говорить, однако умеют мелодично свистеть.​‌‌​‌‌​ ​‌​‌‌‌‌ ​​​‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​​‌‌‌ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌‌​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌​ ​​‌‌‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌

Роберт Бертон в той части своей «Анатомии меланхолии» (1621), где говорится о любовной страсти, рассказывает историю одной ламии, принявшей человеческий облик и соблазнившей юного философа, «не менее прекрасного, чем она». Она увела его в свой дворец, находившийся в городе Коринфе. Приглашенный на свадьбу волшебник Аполлоний Тианский назвал ламию ее истинным именем, и вмиг исчезли и ламия, и дворец.​‌‌​‌‌​ ​‌​‌‌‌‌ ​​​‌​‌


The Kiss of the Enchantress (Isobel Lilian Gloag, ca. 1890).


​​‌‌‌​ ​​​‌‌‌

«Филострат в четвертой книге его «О жизни Аполлония» приводит достопамятный пример этого рода, который я не могу опустить, о некоем Мениппе Ликии, молодом человеке 25 лет, который на пути меж Кенхреями и Коринфом встретил подобное призрачное существо в облике прекрасной молодой женщины; взяв его за руку, она повела его к себе в дом в предместе Коринфа и сказала, что она родом финикиянка и что, ежели он с нею будет жить, то «услышат, как она поет и играет, и будет пить такие вина, каких в жизни не пивал, и никто им не помешает; она же верно и преданно будет с ним жить и с ним умрет и обещает ему это верно и преданно». Молодой человек был философом, жил степенно и скромно и умел сдерживать свои страсти, но перед любовной страстью не устоял; он довольно долго прожил с этой женщиной к великому своему удовольствию и наконец женился на ней, и на свадьбу, среди прочих гостей, явился Аполлоний, который по некоторым признакам обнаружил, что эта женщина — змея, ламия, и что все ее имущество, подобно описанному Гомером золоту Тантала, — ничего настоящего, одна мнимость. Когда она увидела, что ее изобличили, то заплакала и попросила Аполлония молчать, но его это не тронуло, и в тот же миг она, серебряная посуда, дом и все, что в нем было, исчезло: «многие тысячи людей знали об этом происшествии, ибо оно случилось в самом центре Греции».»​‌‌​‌‌​ ​‌​‌‌‌‌ ​​​‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​​‌‌‌ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌‌​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌​ ​​‌‌‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌

Роберт Бертон «Анатомия меланхолии».​‌‌​‌‌​ ​‌​‌‌‌‌
​​​‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​​‌‌‌ ​​‌​‌​


Незадолго до смерти Джон Китс (1795-1821), вдохновившись рассказом Бертона, написал поэму на этот сюжет.​‌‌​‌‌​ ​‌​‌‌‌‌ ​​​‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​​‌‌‌ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌‌​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌​ ​​‌‌‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌

Название «ламия» этимологически выводится из «lammaszt'a», слова, которым в Ассирии и Вавилоне называли демонов, убивающих грудных младенцев. Древнееврейским словом «лилим» в мидраше именуют демонических детей Лилит. Известны строки из Книги пророка Исайи (34:14), которые в большинстве переводов говорят о «Лилит», или «ночном привидении», в переводе же Св. Иеронима они выглядит так: «...ibi cubavit lamia et invenit sibi requiem».​‌‌​‌‌​ ​‌​‌‌‌‌ ​​​‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​​‌‌‌ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌‌​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌​ ​​‌‌‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌

Дело в том, что в средневековье ламия (как и Лилит) стала синонимом сатанинского демона, дьявола родом из ада. Опороченное произведение Ульриха Молитора «О демонах и чародейках» (1493) это ведь в оригинале-то «De lamiis et Phitonicis mulicribus». Ламий связали с инкубами и суккубами, превратили в упырей, демонов ночи, добавив к ним такие разновидности, как лемуры, эмпузы (сродни «Фаусту» Гёте) и мормолики и поселив в лесах, оврагах и заброшенных замках.​‌‌​‌‌​ ​‌​‌‌‌‌ ​​​‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​​‌‌‌ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌‌​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌​ ​​‌‌‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌

Во втором акте «Фауста» Гете ламии пытаются соблазнить Мефистофеля:​‌‌​‌‌​ ​‌​‌‌‌‌ ​​​‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​​‌‌‌ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌‌​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌​ ​​‌‌‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌

Ламии ​‌‌​‌‌​ ​‌​‌‌‌‌ ​​‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​​‌‌‌ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌‌​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌​ ​​‌‌‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌
Смелее! Выбирай! Нас много.​‌‌​‌‌​ ​‌​‌‌‌‌ ​​​‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​​‌‌‌ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌‌​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌​ ​​‌‌‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌
Отважься, подойди, потрогай,​‌‌​‌‌​ ​‌​‌‌‌‌ ​​​‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​​‌‌‌ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌‌​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌​ ​​‌‌‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌
Лови счастливый миг, храбрец!​‌‌​‌‌​ ​‌​‌‌‌‌ ​​​‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​​‌‌‌ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌‌​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌​ ​​‌‌‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌
Не дорожись, к чему волынка?​‌‌​‌‌​ ​‌​‌‌‌‌ ​​​‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​​‌‌‌ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌‌​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌​ ​​‌‌‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌
Ты тоже, знаешь, не картинка,​‌‌​‌‌​ ​‌​‌‌‌‌ ​​​‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​​‌‌‌ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌‌​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌​ ​​‌‌‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌
А держишься грозой сердец.​‌‌​‌‌​ ​‌​‌‌‌‌ ​​​‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​​‌‌‌ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌‌​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌​ ​​‌‌‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌
Приблизься, и под платьем бальным​‌‌​‌‌​ ​‌​‌‌‌‌ ​​​‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​​‌‌‌ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌‌​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌​ ​​‌‌‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌
Без масок, в виде натуральном​‌‌​‌‌​ ​‌​‌‌‌‌ ​​​‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​​‌‌‌ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌‌​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌​ ​​‌‌‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌
Рассмотришь всех нас наконец.​‌‌​‌‌​ ​‌​‌‌‌‌ ​​​‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​​‌‌‌ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌‌​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌​ ​​‌‌‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌

Мефистофель​‌‌​‌‌​ ​‌​‌‌‌‌ ​​​‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​​‌‌‌ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌‌​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌​ ​​‌‌‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌
К красивейшей подъеду храбро.​‌‌​‌‌​ ​‌​‌‌‌‌ ​​​‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​​‌‌‌ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌‌​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌​ ​​‌‌‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌
(Обнимая ее.)​‌‌​‌‌​ ​‌​‌‌‌‌ ​​​‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​​‌‌‌ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌‌​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌​ ​​‌‌‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌
О ужас! Тощая, как швабра!​‌‌​‌‌​ ​‌​‌‌‌‌ ​​​‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​​‌‌‌ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌‌​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌​ ​​‌‌‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌
(Хватая другую.)​‌‌​‌‌​ ​‌​‌‌‌‌ ​​​‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​​‌‌‌ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌‌​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌​ ​​‌‌‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌
Быть может, эта? Ай-ай-ай!​‌‌​‌‌​ ​‌​‌‌‌‌ ​​​‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​​‌‌‌ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌‌​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌​ ​​‌‌‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌

Ламии ​‌‌​‌‌​ ​‌​‌‌‌‌ ​​​‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​​‌‌‌ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌‌​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌​ ​​‌‌‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌
Не стоишь лучшей, так и знай.​‌‌​‌‌​ ​‌​‌‌‌‌
​​​‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​​‌‌‌ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌‌​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌​ ​​‌‌‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌
Мефистофель​‌‌​‌‌​ ​‌​‌‌‌‌ ​​​‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​​‌‌‌ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌‌​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌​ ​​‌‌‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌
Мне маленькая взгляд бросает,​‌‌​‌‌​ ​‌​‌‌‌‌ ​​​‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​​‌‌‌ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌‌​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌​ ​​‌‌‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌
Но — ящерицей ускользает​‌‌​‌‌​ ​‌​‌‌‌‌ ​​​‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​​‌‌‌ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌‌​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌​ ​​‌‌‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌
Со скользкой, как змея, косой.​‌‌​‌‌​ ​‌​‌‌‌‌ ​​​‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​​‌‌‌ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌‌​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌​ ​​‌‌‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌
Приволокнусь-ка за большой.​‌‌​‌‌​ ​‌​‌‌‌‌ ​​​‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​​‌‌‌ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌‌​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌​ ​​‌‌‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌
Ах, надо было быть воздержней!​‌‌​‌‌​ ​‌​‌‌‌‌ ​​​‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​​‌‌‌ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌‌​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌​ ​​‌‌‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌
Я вместо девушки рукой​‌‌​‌‌​ ​‌​‌‌‌‌ ​​​‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​​‌‌‌ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌‌​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌​ ​​‌‌‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌
Хватаю булаву на стержне.​‌‌​‌‌​ ​‌​‌‌‌‌ ​​​‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​​‌‌‌ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌‌​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌​ ​​‌‌‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌
От этой палки путь прямой​‌‌​‌‌​ ​‌​‌‌‌‌ ​​​‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​​‌‌‌ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌‌​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌​ ​​‌‌‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌
До той упитанной особы.​‌‌​‌‌​ ​‌​‌‌‌‌ ​​​‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​​‌‌‌ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌‌​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌​ ​​‌‌‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌
Таких в гаремах чтут набобы.​‌‌​‌‌​ ​‌​‌‌‌‌ ​​​‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​​‌‌‌ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌‌​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌​ ​​‌‌‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌
Но только тронул пышку, — вмиг​‌‌​‌‌​ ​‌​‌‌‌‌ ​​​‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​​‌‌‌ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌‌​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌​ ​​‌‌‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌
И лопнула, как дождевик.​‌‌​‌‌​ ​‌​‌‌‌‌ ​​​‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​​‌‌‌ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌‌​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌​ ​​‌‌‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌

Ламии ​‌‌​‌‌​ ​‌​‌‌‌‌ ​​​‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​​‌‌‌ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌‌​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌​ ​​‌‌‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌
Взлетим в лазурь! Подымем бурю!​‌‌​‌‌​ ​‌​‌‌‌‌ ​​​‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​​‌‌‌ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌‌​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌​ ​​‌‌‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌
Над ним завьемся стаей фурий!​‌‌​‌‌​ ​‌​‌‌‌‌ ​​​‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​​‌‌‌ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌‌​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌​ ​​‌‌‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌
Зареем, как нетопыри!​‌‌​‌‌​ ​‌​‌‌‌‌ ​​​‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​​‌‌‌ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌‌​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌​ ​​‌‌‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌
Ну, ведьмин сын, доволен нами?​‌‌​‌‌​ ​‌​‌‌‌‌ ​​​‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​​‌‌‌ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌‌​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌​ ​​‌‌‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌
Что ты отделался от ламий ​‌‌​‌‌​ ​‌​‌‌‌‌ ​​​‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​​‌‌‌ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌‌​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌​ ​​‌‌‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌
Так дешево, благодари!​‌‌​‌‌​ ​‌​‌‌‌‌ ​​​‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​​‌‌‌ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌‌​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌​ ​​‌‌‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌

Иоганн Гете «Фауст», перевод Бориса Пастернака. ​‌‌​‌‌​
​‌​‌‌‌‌ ​​​‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​​‌‌‌ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌‌​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌​ ​​‌‌‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌


В восточной Европе ламия «ассоциировалась также с ночным кошмаром — Марой. У южных славян ламя — чудовище с телом змеи и собачьей головой; она темной тучей опускается на поля и сады, пожирает плоды земледельческого труда».​‌‌​‌‌​ ​‌​‌‌‌‌ ​​​‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​​‌‌‌ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌‌​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌​ ​​‌‌‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌

«На ветках кустарника, каплями свежей крови, сверкали ягоды кислой дружины.​‌‌​‌‌​ ​‌​‌‌‌‌ ​​​‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​​‌‌‌ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌‌​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌​ ​​‌‌‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌

— Если нанизать по шестнадцать штук, отпугивают ламий. ​‌‌​‌‌​ ​‌​‌‌‌‌​​​‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​​‌‌‌ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌‌​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌​ ​​‌‌‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌
— Хороши от поноса, — мрачно сказала ведьма, убивая романтику наповал.» ​‌​‌‌‌‌ ​​​‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​​‌‌‌ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌‌​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌​ ​​‌‌‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌

Г.Л. Олди «Шмагия». ​‌‌​‌‌​ ​‌​‌‌‌‌
​​​‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​​‌‌‌ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌‌​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌​ ​​‌‌‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌

Также ламии получили широкое распространение в игровой индустрии, в частности их можно встретить в компьютерных играх жанра fantasy, таких как «Heroes of Might and Magic», «Final Fantasy», «Lineage», «Warhammer Fantasy» и многих других. А в настольных играх серии AD&D ламия стала даже не видом, а биологическим отрядом существ, отличающихся строением нижней половины тела: она или змеиная, или козлиная.​‌‌​‌‌​ ​‌​‌‌‌‌ ​​​‌​‌ ​​‌‌‌​ ​​​‌‌‌ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌‌​​ ​​‌​‌​ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​‌​ ​​‌‌‌‌ ​‌​​​‌ ​​‌‌‌​ ​​‌​​‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​‌‌ ​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌

Источники
Хорхе Луис Борхес «Книга вымышленных существ» — Мн.: Старый свет, 1994.
Мифологический словарь / гл.ред. Е.М.Мелетинский — М.: Советская энциклопедия, 1990.
Бестиарий Анджея Сапковского / «Нет золота в Серых Горах» — М.: АСТ, 2002.
Иоганн Гете «Фауст» — М.: Государственное издательство художественной литературы, 1960.
Г.Л. Олди «Шмагия» — М.: Эксмо, 2008.

bestiary.us


Ламии. Картина Бориса Валледжо.




​​‌‌‌​ ​​‌​​‌ ​​‌​‌‌ ​‌​​‌‌
​‌​‌​‌​ ​‌‌​‌‌​ ​‌‌‌​‌‌ ​​‌‌‌‌
Tags: legends
Subscribe

Posts from This Journal “legends” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment