Ирина Кабанова (Irina Kabanova) (66sean99) wrote,
Ирина Кабанова (Irina Kabanova)
66sean99

Ром и другие пиратские напитки.

Крик подобен грому:
- Дайте людям рому!
Нужно по-любому
Людям выпить рому...


Пресную воду на кораблях выдавали из расчета литр в день на человека. На морских парусниках пресной воды всегда было в обрез, использовать ее для каких-либо иных целей, кроме питья, считалось преступлением. Часто ее приходилось разбавлять ромом, поскольку вода быстро протухала и начинала источать зловоние. Вместо воды предпочитали пить пиво, сидр, ром и медовуху.

В жару пресная вода становилась затхлой уже дня через два, а предохраняющие от цинги сидр и пиво быстро прокисали. Флибустьеры разбавляли воду ромом — он-то не портился. Постепенно начинали пить уже чистый ром, который загружали на корабль в неограниченном количестве.

Ром начали изготавливать в XVII веке чернокожие рабы, работавшие на тростниковых плантациях на Карибских островах: в результате перегонки перебродившей патоки получалась прозрачная жидкость, которая после долгого хранения в деревянных бочках приобретала темный цвет. Французы называли этот напиток «тафиа», а англичане поначалу прозвали его «ромбульоном», сократив затем название до «рома». Карибский ром вскоре получил более широкое распространение, чем быстро прокисавшее пиво, да и стоил он дешево. Смешанный с фруктовыми напитками, он предохранял от цинги. Чтобы проверить качество рома, в него бросали несколько крупинок оружейного пороха и подогревали с помощью увеличительного стекла. Если ром был слишком разбавлен водой, порох не взрывался.

После захвата британским флотом острова Ямайка ром окончательно вытеснил бренди, которое было повседневным напитком моряков.*

Художник Don Maitz.

Постепенно новое горячительное распространилось по всем американским колониям, и в 1бб4—1667 годах в Новой Англии открылись две мануфактуры по производству рома. В XVIII веке, перед Войной за независимость североамериканских колоний (1775–1783), потребление рома в Новом Свете составляло 13,5 литра в год на человека, включая женщин и детей. Он считался напитком бедноты, в отличие от очищенных европейских спиртных напитков двойной перегонки. Тем не менее ром с Род-Айленда долгое время использовался в Европе для взаиморасчетов наравне с золотом.

На тех островах Карибского архипелага, которые принадлежали испанцам, изготавливали светлый ром с мягким вкусом. На офранцуженных островах (Мартинике, Гваделупе) ром делали исключительно из тростникового сока, который сохранял вкус исходного сырья. Англичане на Ямайке гнали темный ром с большим количеством патоки, на Барбадосе — очень крепкий, более 75 градусов.

Около 1740 года на английском флоте ром стали разбавлять водой по приказу адмирала Эдварда Вернона, чтобы матросы с его кораблей не перепились, уподобившись в этом флибустьерам. В плохую погоду адмирал носил плащ из фая — плотной шерстяной ткани в рубчик, по-английски grogram cloak, поэтому смесь рома с водой стали называть грогом. Пираты же удержу не знали, и пристрастие к рому часто губило их в самом буквальном смысле: если на корабле авторитетным капитанам еще удавалось предотвратить повальное пьянство, на берегу никакие запреты уже не действовали и флибустьеры гибли в пьяных драках или не могли оказать достойного сопротивления властям и попадали в тюрьмы. **



Кадры из фильма "Пираты Карибского моря: Проклятие Черной Жемчужины".


В столице Ямайки Порт-Ройале, «самом нечестивом городе мира», в конце XVII века насчитывалось восемь тысяч жителей, из них 1500 пиратов, 1600 мужчин мирных профессий, 1400 женщин, около тысячи детей и 2500 рабов. [79]По свидетельству современников, дома там были «столь дорогими, словно стояли на хороших торговых улицах Лондона»; некоторые офицеры и плантаторы ели на серебре, а лошадей подковывали серебряными подковами. В городе имелись оружейная мастерская, ювелирные лавки, где изготавливали изделия из золота и слоновой кости, верфи и аптека, почти все население было занято в «сфере услуг»: практически в каждом доме была своя таверна. Только в течение июля 1662 года было выдано более сорока лицензий на открытие питейных заведений. Чаще всего так называлась комната на первом этаже с парой столов и несколькими стульями. Хозяин таверны вывешивал вывеску — «Три браги», «Зеленый дракон», «Рука короля», «Кот и скрипка», «Синий якорь» или просто «У Джорджа» — и начинал торговлю спиртным. Выпить можно было и на постоялых дворах, где сдавались комнаты под жилье: они подразделялись на «чистые» (в них селились приезжие плантаторы, чиновники и морские офицеры) и «черные» (там находили приют моряки, рыбаки и пираты). По такому же принципу различались помещения, где угощали выпивкой.


В восьмидесятые годы XVII века большой славой пользовалась таверна, которую держали Шарль Барре и его жена Мари. Барре — протестант, принадлежавший к купеческой семье из Нормандии, — был вынужден эмигрировать в Англию, где поступил на службу к государственному секретарю графу Арлингтону. В 1б74 году он отправился вместе с женой на Ямайку в качестве секретаря вице-губернатора. Исполняя свои обязанности, он составил два письма, приглашавшие на Ямайку английских флибустьеров — держателей французских каперских патентов. Ему доводилось иметь дело и с губернатором Сан-Доминго господином де Кюсси, который вел на Ямайке переговоры о выдаче каперских патентов англичанам. Летом 1676 года Барре побывал на Кюрасао, чтобы помочь капитану Спрингеру сбыть товар, захваченный у испанцев. В конце концов он заделался виноторговцем и привечал в своей таверне флибустьеров, которые держали его за своего.



Кадры из фильма "Пираты Карибского моря: Сундук мертвеца".


Город был разрушен землетрясением 7 июня 1692 года и ушел под воду. Позже океан отступил, но люди на старое место не вернулись, а построили новый город неподалеку. Во время раскопок старой пиратской столицы было обнаружено множество медных ковшей, оловянной посуды, шесть тысяч глиняных трубок, табачные листья, закупоренные бутылки с ромом, вином и бренди и медный аппарат для перегонки рома. Надо полагать, трактирщики поили своих клиентов и постояльцев ромом собственного изготовления. Самогон производили в антисанитарных условиях, что приводило к частым отравлениям и повальному заболеванию дизентерией, однако болезни списывали на грязную воду а ром продолжали пить. «Первое время я интересовался, почему в городе такая высокая смертность, — писал губернатор Томас Модифорд.

— Когда же я узнал, сколько здесь пьют спиртного, я был удивлен, что здесь вообще еще есть живые люди». Знаменитый своей жестокостью пират Рок Бразильянец ходил по улицам с бочонком вина и отрубал руки тем, кто отказывался с ним выпить.

Складывается впечатление, что проспиртованные пираты пытались делать «бормотуху» практически из всего, старательно перенимая в этом плане опыт местного населения. «Индейцы готовят различные напитки, довольно приятные на вкус, — пишет Эксквемелин, — чаще всего они пьют ахиок; его готовят из определенного сорта семян пальмового дерева, замачивая их в теплой воде и оставляя ненадолго, затем сок процеживают и пьют. На вкус он очень приятный и весьма питательный. Индейцы делают напитки и из бананов: когда плоды созревают, их кладут в горячую золу и, как только бананы нагреются, переносят в сосуд с водой, а затем мнут руками, пока масса не станет мягкой, как тесто, после чего это месиво едят, а отцеженный сок пьют. Из бананов делают вино, которое по крепости не уступит испанскому. Спелые плоды замешивают с холодной водой в больших сосудах, основательно перемешанную массу оставляют дней на восемь; масса эта бродит, затем сок, который она испускает, действует как крепкое испанское вино. Индейцы угощают этим вином друзей и гостей. Они делают и другое вино, более вкусное и приятное. Готовят его следующим образом: берут ананасы, поджаривают и месят так же, как мякоть бананов, и в эту смесь вливают дикий мед и выдерживают ее до тех пор, пока жидкость не примет цвет испанского вина и не станет очень вкусной. Напитки — это лучшее, что есть у индейцев, поскольку готовить пищу они не умеют».



Кадры из фильма "Пираты Карибского моря: На краю света".


Казалось, сама природа позаботилась о том, чтобы на Антильских островах можно было упиться вусмерть. Вот, например, винная пальма: «От самых корней и примерно до половины или двух третей высоты ее ствол не толще трех пядей, а затем он раздувается, как французский бочонок Это утолщение наполнено веществом, которое подобно мякоти капустной кочерыжки, и соком, довольно приятным на вкус. Когда сок перебродит, он становится крепче любого вина. Чтобы добыть сок, дерево валят. А срубить это дерево можно только огромным ножом, который называют мачете. Когда пальма срублена, в сердцевине высверливают четырехугольное отверстие, в средней части расширенное, и эту дыру называют бочкой. В ней-то и толкут мякоть до тех пор, пока она не разбухнет, а затем вычерпывают сок руками. Из этого дерева можно получить все что нужно для приготовления вина. Сок очищают листьями, а потом из них же делают сосуды для готового вина и пьют из них». Из пальмы асаи индейцы получали кашири — кисловатый напиток с резким запахом, который был не слишком крепким, однако, употребленный в больших количествах, в буквальном смысле валил с ног.

Если от напитка из бананов пьянели и страдали головной болью, то перебродивший сок других растений не вызывал столь неприятных последствий. «Из картофеля приготовляют также особый напиток. Для этого клубни очищают от шелухи, нарезают, заливают водой и спустя несколько дней забродившую массу процеживают через тряпку, получая кисловатый напиток, очень приятный и полезный. Плантаторы называют этот напиток маби и приготовлять его научились у местных индейцев». Из отрубей, оставшихся после процеживания натертых корней маниоки, делали лепешки, складывали горкой, давали им забродить и получали напиток, который назывался вай кау: «Он похож на пиво, приятен на вкус и очень полезен».


* Когда Вильгельм III Оранский стал в 1689 году королем Англии, он запретил импорт коньяка из личной неприязни к Людовику XIV и стал поощрять производство можжевеловой водки - джина, который быстро снискал популярность во всех слоях британского общества. Один из крупных центров производства джина находился в Плимуте, в доминиканском монястыре, где отцы-пилигримы провели последнюю ночь перед отъездом в Новый Свет.

** Захватив Панаму в 1670 году, Генри Морган собрал всех своих людей и объявил, что, по его сведениям, всё вино в городе отравлено испанцами. Это была ложь, но он понимал, что иначе все пираты напьются и станут небоеспособными.


***


И бутылка рому!


Еще в старые добрые времена, когда благородный капитан Блад и хитроумный Джон Сильвер бороздили бескрайние моря на своих кораблях, основным напитком всех моряков был ром. Все помнят старую пиратскую песню с припевом «Йо-хи-хо, и бутылка рому!». И храбрые моряки и нахальные пираты не обходились без этого напитка. Трезвость у моряков была не в почете.

И продолжалось так вплоть до XIII века. Всем морякам на флоте в день полагалась кружка рома, и не забывайте, что это крепкий алкогольный напиток, так что пьянство на флоте в те времена процветало.
Ясное дело, не всем это было по нраву, попробуйте успокоить сотню пьяных здоровых лбов. И вот новый командующий флотом, адмирал, чье прозвище навсегда попало в историю – Эдвард Вернон, прозванный матросами «Old Grog» за его теплый длинный плащ, с которым он практически не расставался, носивший название grogam cloak придумал новую идею.
И отныне по его приказу ром морякам стали выдавать не чистый, а разбавленный водой, как горячей, так и холодной, в зависимости от погоды. Злобные моряки, которым нововведение было явно не по нраву, прозвали напиток – смесь воды и рома – грог.



Эдвард Вернон


Впервые изготавливать ром путём сбраживания стали в XVII веке на тростниковых плантациях на Карибах. Рабы на плантациях обнаружили, что патока, побочный продукт производства сахара, сбраживается в алкоголь.
Последующая перегонка этого алкогольного побочного продукта делала его концентрированным и помогала удалить примеси, а результатом процесса был первый настоящий ром. Некоторые полагают, что впервые ром начали изготавливать на Барбадосе. Вне зависимости от начального происхождения ранний карибский ром не славился высоким качеством.
Первооткрыватель рома неизвестен, первые сведения о нем содержатся в книге миссионера Тертра "Общая история Антильских островов, обжитых французами", которую он написал в 1657 году, вернувшись во Францию из путешествия по островам Карибского бассейна.
В книге он очень удивлялся, как местные жители могут постоянно употреблять такой крепкий напиток. Другой миссионер, отец Лаба, о роме писал следующее: "Живая вода, которую извлекают из сахарного тростника, называется гуильдив; дикари и негры зовут ее тафия; она очень крепкая и имеет неприятный запах".
Связывать ром с британским королевским флотом стали в 1655, когда британский флот захватил остров Ямайка.
В отличие от миссионеров, морякам ром пришелся по вкусу. Моряки и пираты говорили про ром, что он "не может испортить печень, потому что сразу вышибает мозги".
Позже, когда английский флот всё чаще отправлялся в продолжительные рейсы, моряки по достоинству оценили согревающие свойства рома и всё чаще стали брать его в путь. В этот период ром стал невероятно популярным напитком среди мореплавателей.
Его продавали пираты и каперы, он ценился не ниже золота и был своеобразной валютой в среде моряков, которые знали, что запасенная бутылка рома может иной раз спасти жизнь после страшной бури, когда на корабле не остаётся ничего сухого, и мощный ветер делает холод ещё мучительнее.
В те времена ром редко разводили горячей водой, и для такой операции должна быть веская причина, например быстрое согревание без опьянения во время штормовой вахты на штурвале. Ром весьма высоко ценился в чистом виде, и питьё рома было показателем того, что моряк сейчас при деньгах. Полпинты (280 мл) рома приравнивались к галлону (4,54 л) пива.
Ром был введен в ежедневный рацион британских моряков как профилактическое средство от цинги и прочих недугов; кроме того, вода, которую брали в запас на корабли, во время долгих морских путешествий приходила в негодность. И как заменитель воды пива или вина, которые тоже не выдерживали долгого хранения, стали брать ром, как более дешевый заменитель французского бренди.
Каждый член экипажа имел право на "святой морской паёк" - полпинты 80%-го рома (около 240 грамм). Ром в те времена практически не очищался от сивушных масел, а потому производил эффект гораздо более сильный, нежели современный напиток, проще говоря - среди матросов началось повальное пьянство. Во избежание подобного рода нежелательных инцидентов (а также в целях экономии) в 1740 году адмирал сэр Эдвард Вернон издал указ, согласно которому ром начали разбавлять горячей водой и лимонным соком.
Делалось это в присутствии вахтенного прямо на палубе. В день полагалось две выдачи рома – утренняя (с 10 до 12 утра) и вечерняя (с 4 до 6). Чтобы как-то улучшить вкус разбавленного рома, в напиток добавляли лимон и сахар. В 1756 году новый порядок выдачи рома был узаконен и вошёл в свод морских правил.
Поначалу это нововведение не пришлось матросам по вкусу, т. к. количество напитка оставили прежним - полпинты, а самого рома в нем содержалось уже вдвое меньше. Но даже столь решительные меры ситуацию на английском флоте не изменили. Любители горячительного довольно быстро вернули тростниковому напитку потерянные градусы: они заметили, что ром с горячей водой или горячим чаем действует на организм не хуже рома в чистом виде.
Напиток стали называть "ром на трех водах", или "грог" — по прозвищу Старый Грог, которую дали Вернону за его привычку прогуливаться по палубе в непогоду в старой непромокаемой накидке, называвшейся grogram cloak. Прозвище сурового адмирала сократилось до одного слова и закрепилось за названием напитка. Моряки даже придумали свои обозначения содержания рома в пайке по сторонам света.
Так, "норд" обозначал чистый ром без примесей, а "вест" – чистую воду. Соответственно вест-норд-вест представлял из себя 1 треть рома и две трети воды, норд-вест – половина рома и половина воды. Так что нынешнее довольно популярное в России название Норд-Вест, как обозначение напитков или заведений имеет 200-летние морские традиции питья рома с водой. Этот обычай продолжался вплоть до 31 июля 1970 года, когда старинное правило упразднили.
Нозеландский флот оставался последним, сохраняющим традицию ежедневной выдачи порции рома, называемой "tots" (1/8 пинты), начатую Королевским флотом. И до сих пор в некоторых особых случаях (таких как день рождения Королевы) моряки получают свою "компенсацию за бедную еду и условия жизни" для "поддержания высокого морального духа".

С тех пор классический рецепт грога обязательно включает в себя хорошо заваренный горячий чай, который смешивают с крепким спиртным напитком (ромом, коньяком, реже – водкой, бренди) в пропорции три к одному, и один-два кусочка сахара (лучше жженого).

Сначала сахар растворяют в горячем (но не кипящем) чае; ром или коньяк вливают в чай (а не наоборот, иначе, как и в случае с пуншем, из спиртных напитков улетучатся ароматические и эфирные вещества), и, как последний штрих, добавляют ломтик лимона. Иногда вкус коктейля разнообразят специями и пряностями – гвоздикой, корицей, тертыми мускатными орехами, ванилью или черным перцем.
Из Англии грог перекочевал в другие страны Европы, перебрался через океан в Северную Америку и Австралию. И в каждом новом месте грог готовили по-своему. Иногда простой морской рецепт трансформировался в такую хитрую смесь, что не совсем ясно, можно ли полученный результат называть грогом.
Например, финны делают грог следующим образом: нагревают бутылку красного вина, добавляют 3 столовые ложки мадеры, полчашки сахару, 13 часть чашки изюма, пару палочек корицы, цедру нескольких апельсинов, 14 часть чашки миндаля и 1/4 часть чашки водки.


***



Ром - напиток моряков
(Хельмут Ханке "На семи морях... Хроника старины")


«Корабли без рома воняют навозом» – так гласит морская пословица. В течение столетий ром был жидкой корабельной валютой.

Подарок Нового Света – ром значительно моложе других сортов крепких напитков.
Испанцы обрадовались бы куда больше, если бы на островах Карибского моря они нашли не сахарный тростник, а виноград. Ведь взятые с собой запасы вина катастрофически таяли. Стакан испанского тарагонаса ценился одно время на Эспаньоле на вес золота! Жалобные письма с просьбами о присылке вина, прибывавшие в то время на родину, и поныне потрясают своей безысходностью. Однако для регулярного обеспечения испанцев в Новом Свете их национальным напитком потребовалось бы содержать целый флот!..

Эта дилемма привела к возникновению на Антилах производства, которое хотя и явилось для испанцев отраслью, возникшей из нужды, но оказалось в течение нескольких столетий источником доходов и имиджевой чертой тогдашних моряков.
Центральноамериканский ром быстро стал напитком «парней с бака».

Первоначально экипажам выдавали настоящий ямайский ром, обладающий приятным запахом и содержащий, как и абсент, 96 процентов алкоголя. Этот неразбавленный дистиллят флибустьеры называли «тофи» – «постный сахар».
Но в соответствии с экономическими законами количество производимых товаров должно все более увеличиваться, если на них растет спрос. Производство рома тоже искало пути увеличения выпуска продукции. Прежде всего ром стали разбавлять водой и продавать его крепостью от 65 до 45 процентов. Вскоре в ход были пущены остатки тростника, пена тростникового сока и другие органические отходы, способные к брожению.

Так возник ром, называемый «Негро» или «Морской».
Этот напиток отдавал горелым сахаром, а иногда имел резкий кисловатый вкус, частично теряющийся лишь при длительном хранении в бочках. Однако хранение сковывает капитал и повышает стоимость товара. Поэтому капитаны покупали для экипажей только свежий ром «Негро», еще не остывший после перегонки.

Кроме «Негро», с его терпким и резким вкусом, вскоре появился и высококачественный, очищенный и выдержанный «Бакарди» - для капитанской каюты.
Ямайский ром не похож на кубинский. Различный вкус рома объясняется особенностями рецептуры. На Ямайке, например, в большой чан бросают ананасы, а также ароматические травы и корицу.

Кроме того, на судах алкоголь играл роль дезинфицирующего и профилактического средства против инфекций.
В первом кругосветном плавании Кука принимал участие один просоленный во многих походах матрос, который постоянно был навеселе. Когда флотилия Кука пришла в Батавию
самое нездоровое место в мире, всю команду стала трясти смертельная тропическая лихорадка. Не заболел один-единственный – этот заядлый пьянчуга.

В 1740 году престарелый адмирал Верной приказал разбавлять ром теплой водой с сахаром. За свои штаны из верблюжьей шерсти, называемой «грограм», Верной носил прозвище «Старый грог». Поэтому и новый напиток матросы окрестили грогом.

Ром, разбавленный водой, экипажи океанских парусников пили и раньше, чтобы смягчить отвратительный вкус зеленоватой, вонючей жидкости, выдаваемой морякам ежедневно вместо чая. После 1740 года морякам английского флота уже не приходилось утруждать себя разбавлением рома, этим занимался специальный гроговар, ежедневно в определенное время приглашавший всех к раздаче горячего напитка. Но принимать горячий грог имело смысл лишь на кораблях, плавающих в высоких широтах.
В тропических водах он, наоборот, усиливал потоотделение и увеличивал жажду. Поэтому капитан Кук на Таити приказал прекратить выдачу грога, заменив его кокосовым молоком. Это было равносильно коллективному принудительному лечению заядлых алкоголиков и едва не привело к мятежу.

Конечно, не все моряки любили и регулярно употребляли ром, - были и моряки-трезвенники, не переносящие крепких напитков и уже после первой рюмки, словно при морской болезни, начинающие "кормить рыб". При этом случалось, что они «обтравливали» фальшборт, ибо еще не знали морского правила: «Травить с подветра – уйдет все в море, травить с наветра – себе на горе».



«Огненную воду» не только пили, но и воспевали.

Пятнадцать человек на сундук мертвеца,
Йо-хо-хо, и бутылка рома!
Пей, и дьявол тебя доведет до конца,
Йо-хо-хо, и бутылка рома!

Такова старинная песня, приведенная еще Стивенсоном в «Острове сокровищ». Ее по праву можно считать первой из всех хвалебных песен, которые пелись баковой братией в честь рома.
Смысл этой песни таков: один из моряков умер во время плавания, а остальные пятнадцать отыскали в его морском сундуке бутылку рома. Они стали подстрекать друг друга к разделу имущества покойника, говоря, что выпить этот ром необходимо и если даже бог не благословит их на это, то черт всегда сделает это охотно.

Если к команде предъявлялись какие-то особые требования, то матросов угощали ромом и сверх рациона. Он фигурировал обычно во время послештормового завтрака, если всю предыдущую ночь экипаж боролся с тайфуном или ураганом за спасение корабля. Некоторые капитаны выдавали ром также и в случае, если люди во время шторма срывались с такелажа.
Были и другие причины для выпивки: пересечение экватора, первое прохождение вокруг мыса Горн, удачное отражение пиратов, рождество и Новый год.

Однако если на море царила штормовая погода и каждую секунду следовало быть готовым к выполнению сложных маневров с парусами, то хмельной рождественский или новогодний праздник, к великой печали экипажа, отменялся.
Капитану в таких случаях требовались ясные головы и твердые руки. И все-таки на кораблях пахло ромом: в кубрике, на самом дне какого-либо матросского сундука, обнаруживалась-таки еще одна бутылка, которая и пускалась тайком по кругу.
Однако команда оставалась при этом трезвой и работоспособной.

***



Ром Vieux Rhum Anglai 1830 года. Сегодня его считают самым старым ромом.



Ром и грог.


Излюбленный напиток пиратов и честных моряков, китобоев и золотоискателей, ром по сей день окружён РОМантическим ореолом.

Существует несколько версий появления названия «ром» (rum). Либо это сокращение от «saccarum» — «сахарный тростник» в переводе с латыни, либо это начало английского слова «rumbullion» (дебош, драка, большой шум). И то и другое по сути логично. Родиной рома считаются тростниковые плантации на острове Барбадос, где в начале XVII века рабы придумали перегонять забродившую патоку. Конечно, продукт этих ранних экспериментов не славился качеством, но благодаря дешевизне он нашёл поклонников в лице английских матросов, заходивших на остров.

Крепкий алкоголь не только веселил, поднимал боевой дух, притуплял чувство голода и согревал в ненастье, но и не давал питьевой воде протухать, если его добавить в бочки. Поэтому скоро ром сделался выгодным товаром и ценной добычей для пиратов, которые могли продать его на Тортуге. Дополнительно он использовался и в медицинских целях — для обеззараживания многочисленных порезов и боевых ран.


Художник Don Maitz.



Как и пиратам, честным морякам ром тоже принёс немало пользы. Но и немало бед. К 1740 году ром вот уже почти столетие входил в ежедневный рацион английского флота. В этом судьбоносном году вице-адмирал Эдуард Вернон, которого вообще-то уважали на флоте за человечное отношение к матросам, едва не пострадал от своей мягкости. Под действием алкоголя матросы эскадры распоясались, всё чаще отказывались подчиняться командованию... Поведение команды становилось вызывающим, запасы рома стремительно иссякали, а впереди лежал нелёгкий путь. И вице-адмирал решился посягнуть на святое...

Вовсе отменить ромовый паёк было равносильно самоубийству, так что приказ гласил: разбавлять ром водой в пропорции один к четырём. Это пойло стали называть грогом. Эдуард Вернон, несмотря на высокое положение, одевался в старый плащ, скроенный из прочного материала под названием грогэм. За эту странность его прозвали Старым Грогом. Болтают, что это прозвище перешло по наследству разбавленному рому. Но серьёзные исследователи склоняются к тому, что слово «грог» старше и адмирала, и его знаменитого приказа, и указывают на африканскую этимологию.

Грог перестал быть таким чудовищным на вкус, когда впоследствии в него начали добавлять сахар и лимонный сок. По свидетельствам, употребление этого напитка предотвращало развитие цинги у матросов. Хотя выдача грога продержалась в правилах английского флота до 1970 года, пропорции для смешивания воды и рома так никогда и не были закреплены официально и зависели от личных распоряжений командира. Матросы даже придумали собственную классификацию смесей. «Норд» — чистый ром, а «вест» — чистая вода. Если о напитке говорили «норд-вест», это была смесь один к одному. «Вест-норд-вест» — две части воды и одна часть рома. И т.п.

На суше грог получил новую жизнь. Его стали готовить с добавлением специй, мёда, карамели, на основе крепкого чая и даже молока. В ходу остался и классический рецепт.

текст: Ольга Каплюченко

***




Ром "Captain Morgan"


Ром и Дизайн. Rum & Design
Black Pearl Rum Collection
By Tracy Baker • Canada

Многоразовая упаковка, включающая в себя футляры для рома "Черная Жемчужина", а также полочки, сервировочный поднос с гравировкой, полотенца для рук, подставки и рюмки.








***


И слова нескольких песен, посвященных пиратам и славному пиратскому напитку.


Йо-хо-хо, и в бутылке ром.

Русский литературный перевод (автор — Ольга Чигиринская), предпоследний куплет пропущен.
---------
Пятнадцать взяли сундук на борт
Йо-хо-хо, и в бутылке ром.
Пей, остальное управит черт!
Йо-хо-хо, и в бутылке ром.
И боцман проткнул одного ножом,
А боцману вышибли мозг багром,
А кок, задушенный — под столом,
На глотке его рядком синяки,
И вот они, храбрые моряки,
Валяются, словно мешки с тряпьем
Иль утром пьянь в кабаке дрянном
Йо-хо-хо, и в бутылке ром!

Судовая роль на пятнадцать имен.
Йо-хо-хо, и в бутылке ром.
И каждый проклят и заклеймен
Йо-хо-хо, и в бутылке ром.
Топором поварским капитан сражен,
Поваренок зарезан его ножом,
У него четыре дыры в груди,
И в глаза им серое небо глядит,
И кропит водой — но не пробудит
Ни закат, ни рассвет тех, кто был убит -
Йо-хо-хо, и в бутылке ром.

Пятнадцать закоченевших тел -
Йо-хо-хо, и в бутылке ром.
Иной защищался, иной — не успел
Йо-хо-хо, и в бутылке ром.
Но никто от смерти спастись не смог:
Один словил пулю, другой — клинок,
Алой кровью забрызганы бак и ют,
Все валяются мертвые, мать твою!
И хотя глаза их в небо глядят -
Все их души взапуски мчатся в ад.
Йо-хо-хо, и в бутылке ром!

Пятнадцать их было, лихих парней -
Йо-хо-хо, и в бутылке ром.
И казалось, нет команды дружней
Йо-хо-хо, и в бутылке ром.
И вот он стоит — испанский сундук,
В нем серебряных слитков семь сотен штук,
Из-за них на друга поднялся друг,
И, глотая сталь, и, грызя свинец -
Все врагами встретили свой конец,
А ведь каждый при жизни был молодец!
Йо-хо-хо, и в бутылке ром.

[...]

Пятнадцать взяли сундук на борт
Йо-хо-хо, и в бутылке ром.
Пей, остальное управит черт!
Йо-хо-хо, и в бутылке ром.
Мы крепко всех их в грот завернем,
По двадцать раз обернем линем,
И за борт ногами вперед швырнем -
Покойтесь с миром на дне мороском,
В аду припомните нас добром -
А мы добычу делить начнем...
Йо-хо-хо, и в бутылке ром!


Кирилл Ривель "Фонарь качается в кардане".
Фонарь качается в кардане,
Скрип переборок, полумрак…
И красно-черный ром в стакане,
И крупно резаный табак…
Два ананаса, гроздь бананов –
Закуска райская вполне!
Мы крепким ромом лечим раны,
А души – пусть горят в огне!

Нам в тесном кубрике привычно
Спать на лохмотьях между вахт…
И в ожидании добычи,
Мечтать о девках в кабаках!
От Портобелло до Тортуги
Готовы к бою и гульбе…
Сердца привыкли к песням грубым,
А уши к пушечной пальбе!

По курсу – парус! Флаг – на гафель!
Орудья – к борту! Веселей!
Блестят глаза не хуже сабель,
Чадят дымки от фитилей!
Летят крюки под визг картечи!
Нас остановит только ад!
Мы черным ромом раны лечим,
А души - пусть в огне горят!

Идем в полветра на Тортугу.
Не всем, увы, поможет ром.
Фонарь в кардане, тесный кубрик…
Друзья – за бортом: Джек и Том,
И Мэтт, и Джон, Рубака Бенни...
Ядро – к ногам, в ноздрю – стежок!
Я взял у Джека медный пенни,
Что от петли его берег!

Видать, от пули – мало пенни…
А он, ведь, был одним из нас!
Когда поделим все в Кайенне,
Поставлю свечку за пиастр!
Подпели песне полупьяной
Ночные склянки невпопад.
Мы черным ромом лечим раны,
А души – пусть в аду горят!

11 июля 2006



Кирилл Ривель "Ромом залитый дубовый стол".

Ромом залитый дубовый пол,
Ночь, Порт-Ройял, пирушка...
Самое меньшее зло из зол:
Кружку, хозяин, кружку!
Скудость души и пустой карман,
Друг, не одно и тоже!
Сабельный след – не душевный шрам –
На сердце шрам – дороже!

Серьги в ушах, в очаге огонь,
Дичь истекает соком.
Дай Бог, ловцам избежать погонь –
Ходим то все под Богом!
Тело украсит акулий стол
После большой просушки...
Выберу меньшее зло из зол:
Кружку, хозяин, кружку!
Самое меньшее зло из зол:
Кружку, хозяин, кружку!

Все это видел я... Где? Когда?
Бриги в лагунах тихих...
И белоснежные города,
И буруны на рифах...
Шхуны, таящиеся в ночи,
Прячут до срока пушки...
Память, старуха, где я? Молчи!
Кружку, хозяин, кружку!
Память, старуха, где я? Молчи!
Кружку, хозяин, кружку!

Кто я? Откуда? Где флинтов клад?
Имя и век? Не помню!
"Яду, мне, яду!" – хрипел Пилат.
Рому, мне, братцы, рому!
Продал я шпагу, пропил камзол,
Чтож, заложу и душу!
Выберу меньшее зло из зол:
Кружку, хозяин, кружку!
Выберу меньшее зло из зол:
Кружку, хозяин, кружку!

...Море – вне времени и земли...
серенький век мой, здравствуй!
Вновь попугай твой кричит: Рубли!
Мой, как и встарь: Пиастры!
Память, ну что ж? Я себя нашел:
Ночь, Порт-Ройял, пирушка...
Самое меньшее зло из зол:
Кружку, хозяин, кружку!
Самое меньшее зло из зол:
Кружку, хозяин, кружку!


Та самая, общеизвестная песня. :) на английском.
---------
Пятнадцать человек на сундук мертвеца,
Йо-хо-хо, и бутылка рому!
Пей, и дьявол тебя доведет до конца.
Йо-хо-хо, и бутылка рому!


Янг Эллисон (Young E. Allison, 1853-1932)

Fifteen men on a dead man's chest
Yo ho ho and a bottle of rum
Drink and the devil had done for the rest
Yo ho ho and a bottle of rum.
The mate was fixed by the bosun's pike
The bosun brained with a marlinspike
And cookey's throat was marked belike
It had been gripped by fingers ten;
And there they lay, all good dead men
Like break o'day in a boozing ken
Yo ho ho and a bottle of rum.

Fifteen men of the whole ship's list
Yo ho ho and a bottle of rum!
Dead and be damned and the rest gone whist!
Yo ho ho and a bottle of rum!
The skipper lay with his nob in gore
Where the scullion's axe his cheek had shore
And the scullion he was stabbed times four
And there they lay, and the soggy skies
Dripped down in up-staring eyes
In murk sunset and foul sunrise
Yo ho ho and a bottle of rum.

Fifteen men of 'em stiff and stark
Yo ho ho and a bottle of rum!
Ten of the crew had the murder mark!
Yo ho ho and a bottle of rum!
Twas a cutlass swipe or an ounce of lead
Or a yawing hole in a battered head
And the scuppers' glut with a rotting red
And there they lay, aye, damn my eyes
Looking up at paradise
All souls bound just contrawise
Yo ho ho and a bottle of rum.

Fifteen men of 'em good and true
Yo ho ho and a bottle of rum!
Ev'ry man jack could ha' sailed with Old Pew,
Yo ho ho and a bottle of rum!
There was chest on chest of Spanish gold
With a ton of plate in the middle hold
And the cabins riot of stuff untold,
And they lay there that took the plum
With sightless glare and their lips struck dumb
While we shared all by the rule of thumb,
Yo ho ho and a bottle of rum!

More was seen through a sternlight screen...
Yo ho ho and a bottle of rum
Chartings undoubt where a woman had been
Yo ho ho and a bottle of rum.
'Twas a flimsy shift on a bunker cot
With a dirk slit sheer through the bosom spot
And the lace stiff dry in a purplish blot
Oh was she wench or some shudderin' maid
That dared the knife and took the blade
By God! she had stuff for a plucky jade
Yo ho ho and a bottle of rum.

Fifteen men on a dead man's chest
Yo ho ho and a bottle of rum
Drink and the devil had done for the rest
Yo ho ho and a bottle of rum.
We wrapped 'em all in a mains'l tight
With twice ten turns of a hawser's bight
And we heaved 'em over and out of sight,
With a Yo-Heave-Ho! and a fare-you-well
And a sudden plunge in the sullen swell
Ten fathoms deep on the road to hell,
Yo ho ho and a bottle of rum!


Художник Don Maitz.

Tags: история, история пиратсва, ром
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments