Ирина Кабанова (Irina Kabanova) (66sean99) wrote,
Ирина Кабанова (Irina Kabanova)
66sean99

Categories:

Орудия пыток средневековья. Часть 1.

Орудия пыток средневековья.
Из Музея Инквизиции, Санкт-Петербург.


Пытка, как универсальный инструмент судебного и сыскного процесса, была чрезвычайно распространена в России XVII-XVIII веков. Заплечных дел мастера, орудия пытки и застенки были во всех центральных и местных учреждениях. По закону от пытки освобождались дворяне, «служители высоких рангов», люди старше семидесяти лет, дети, подростки и беременные женщины. В уголовных процессах так это и было, но в политических делах эта правовая норма практически не соблюдалась. В сыскном ведомстве пытали всех без разбору, и столько, сколько было нужно. Пытки и казни детей закон, в принципе, не запрещал. Тем не менее, из документов видно, что детей и подростков щадили. Цель убить пытаемого перед заплечным мастером не ставилась. Напротив, ему следовало поступать так, чтобы пытка была мучительной, но после нее жертва оставалась жива - по крайней мере, до того, пока не даст нужных показаний. Тяжесть пытки зависела от социального положения пытаемого: дворяне и знатные колодники получали при пытках заметно меньшее число ударов, чем крестьяне и посадские. Формально все колодники были равны и, как люди, побывавшие в руках палача, считались обесчещенными. Попав в застенок, вчера еще уважаемый судья Стрелецкого приказа Федор Шакловитый становится «вором Федькой», старик архиепископ Тамбовский Игнатий - «расстригой Ивашкой».

Отказ от смертной казни в царствование императрицы Елизаветы Петровны заметно повлиял на уменьшение применения пыток. Однако, только реформы Екатерины II защитили благородное сословие от руки палача. Тем не менее, несмотря на наметившуюся позитивную тенденцию, пытка в екатерининское царствование не была отменена официально, а весьма глубокая, противоречившая всему средневековому праву, мысль императрицы о том, что признание, добытое с помощью истязания, не может быть абсолютным доказательством виновности, так и не была закреплена законодательно. Именно при Екатерине II, под влиянием идей Просвещения и вообще, благодаря значительному смягчению нравов, заметно стремление пересмотреть отношение к пытке в России. Впрочем, по этому пути двигалась и Европа: пытку в Пруссии отменили в 1754 году, в Австрии - в 1787. Во Франции пытка была отменена в 1789 году вместе с лютыми средневековыми казнями (последнее в истории колесование произошло в 1788 году). Жестокость обращения с людьми в политическом сыске отражает особенность политического строя страны, степень развитости судебной системы и гражданского общества. В тех странах, где действовал институт присяжных, где сложились традиции публичного суда, существовала адвокатура, там пытки исчезли рано. В Англии и Швеции их не было уже в XVI веке (исключая, естественно, процессы о ведьмах).

В конечном счете, в России в течение всего XVIII века и юридическим, и фактическим венцом следствия считалось личное признание обвиняемого, и поэтому пытка, как вернейшее средство достижения этого признания, оставалась в арсенале правосудия. Пытка в екатерининское царствование оставалась в ходу еще и потому, что добиться признания без истязания мог только высококлассный специалист, знаток человеческих душ, а таковых были единицы. Во-вторых, мнение о нерациональности и негуманности пытки разделяли с Ектериной еще может быть пять-десять просвещенных людей из высшего общества. В дворянско-чиновничьей среде по-прежнему царило убеждение, что только с помощью истязания можно заставить человека говорить правду. Пытка в России была формально отменена только указом 27 сентября 1801 года после скандального дела в Казани. Там казнили человека, признавшего под пыткой свою вину. Уже после казни выяснилось, что он был невиновен. Однако, этот указ скорее оставался одним из благих пожеланий либерального начала царствования Александра I. До тех пор, пока в России существовали телесные наказания, крепостное право, палочная дисциплина в армии, говорить об отмене пыток было невозможно. Лишь только с 1861 года, с освобождением крестьян и началом судебных реформ, применение пытки стало затруднительным, однако изобретательные следователи жандармских управлений и местных органов власти находили немало способов заменить пытки кнутом и другими истязаниями.

«Маска позора».
Позорные маски - одни из самых безобидных экспонатов выставки. Германская инквизиция могла приказать носить такую маску женщине за слишком вызывающий наряд.
Это наказание относилось не к физическому, а к моральному. Такие маски делали посмешищем того, на ком были одеты. Повинность для маски были абсолютно разными: мошенничество, пьянство, измена.













«Маска позора».


«Аист» или «Дочь дворника».
Использование термина «Аист» приписывают Римскому суду Святейшей Инквизиции. То же название этому орудию пытки было дано Л.А.Муратори в его книге «Итальянские летописи» (1749 год). Происхождение еще более странного названия - «Дочь дворника» - неизвестно, но оно дано по аналогии с названием идентичного приспособления, хранящегося в лондонском Тауэре. Каково бы ни было происхождение названия, это орудие является великолепным примером огромного разнообразия систем принуждения, которые применялись во времена Инквизиции. Положение тела жертвы, при котором голова, шея, руки и ноги были стиснуты единой железной полосой, было изуверски продумано: спустя несколько минут неестественно скрюченная поза вызывала у жертвы сильнейший мышечный спазм в области живота; далее спазм охватывал конечности и все тело. По прошествии времени стиснутый «Аистом» преступник приходил в состояние полного безумия. Часто, в то время как жертва мучилась в этой ужасной позиции, ее пытали каленым железом, хлыстом и другими способами. Железные путы врезались в плоть жертвы и становились причиной гангрены, а иногда и смерти.




«Аист» или «Дочь дворника».

Суть заключалась в том, что жертву фиксировали в одной позе и уже через несколько минут человек начинал испытывать сильнейший мышечный спазм в области живота. Часто во время того, как жертва мучилась в «аисте» её ещё и пытали раскалённым железом.


Колодки.
Первое, что бросалось в глаза на рыночной площади или у въездных ворот, были колодки, которые считались почти обязательным атрибутом любого средневекового города. Этот предмет, так же как и кандалы, принадлежал к разряду телесных наказаний, созданных для того, чтобы наказуемый являл собою живой упрек для окружающих. Идея состояла в том, чтобы не только покарать конкретного преступника, но и сохранить устои общества, защитить его от попрания общественной морали. Заключением в колодки наказывали лжецов, воров, пьяниц и сварливых женщин. Это считалось легким наказанием, но могло стать и более серьезным, если жертву, не имеющую возможность двигаться в своих деревянных оковах, народ начинал оскорблять, а зачастую толкать, щекотать, поджигать, бить и даже наносить увечья. Такие случаи демонстрируют, насколько тонка грань, отделяющая поддержание общественного порядка от садизма.






Позорный столб.
Позорный столб был широко распространенным способом наказания. Осужденного помещали у позорного столба на определенное время, от нескольких часов до нескольких дней. Выпадающая на период наказания плохая погода усугубляла положение жертвы и увеличивала муки, что, вероятно, рассматривалось как «божественное возмездие». Позорный столб, с одной стороны, можно было считать сравнительно мягким способом наказания, при котором виновные просто выставлялись в публичном месте на всеобщее осмеяние. С другой стороны, прикованные к позорному столбу были совершенно беззащитны перед «судом народа»: кто угодно мог оскорбить их словом или действием, плюнуть в них или бросить камень - такое обращение, причиной которого могло быть народное возмущение или личная вражда, подчас приводило к увечьям или даже смерти осужденного.





«Кресло допроса».
Пытка с помощью «Кресла допроса» высоко ценилась во времена Инквизиции как хорошее средство при допросах «молчаливых» еретиков и колдунов. Этот инструмент применяли в Центральной Европе, в частности в Нюрнберге и в Фегенсбурге. Здесь регулярно, вплоть до 1846 года, проводились предварительные следствия с его использованием. «Кресла» были разных форм и размеров, сплошь покрытые шипами, с приспособлениями для болезненной фиксации жертвы и даже с железными сиденьями, которые в случае необходимости можно было раскалить. Обнаженного узника усаживали на кресло в такой позе, что при малейшем движении в тело вонзались шипы. Обычно пытка растягивалась на несколько недель. Палачи порою усиливали муки жертвы, протыкая ее конечности, применяя щипцы и другие орудия пыток.








Кресло допроса.
Обнажённую жертву усаживали на кресло в такой позе, что при малейшем движении в тело впивались шипы.
Иногда пытка длилась неделями. Палач же в это время мог усиливать мучения раскалёнными щипцами.



Пытка водою.
Для этой пытки узника привязывали к столбу и на его темя медленно, с расстановкой, падали крупные капли воды. Через некоторое время, каждая капля отдавалась в голове адским грохотом, что не могло не побуждать к признанию. Равномерно падающая холодная вода вызывала спазм сосудов головы, тем больший, чем дольше продолжалась пытка. Фиксация воздействия водой на одной точке формировала в теменной области очаг угнетения, который разрастался, захватывая всю кору головного мозга. Вероятно, какое-то значение имела частота падения капель, поскольку считалось, что воде надлежало именно капать, а не литься тонкой струей. Скорее всего, большое значение имела и высота падения капель, от чего зависела сила удара. Документы свидетельствуют, что эта пытка приводила к тому, что после тяжелых мучений преступник терял сознание. В России так описывали эту пытку: «простригают на голове волосы и на то место льют холодную воду по капле, от чего в изумление приходят». Из истории известно, что в 1671 году такой пытке подвергали Степана Разина.




Пытка водой.
Человека привязывали к столбу, а на его темя очень медленно падали капли воды.
Со временем жертва начинала испытывать очень сильную боль расходящуюся от места падения капель.
Иногда человек мог и потерять сознание, а в некоторых случаях и лишиться разума.



Пытка водой.
Для того, чтобы наилучшим образом выполнить процедуру этой пытки, обвиняемого располагали на одной из разновидностей дыбы или на специальном большом столе с поднимающейся средней частью. После того, как руки и ноги жертвы были привязаны к краям стола, палач приступал к работе одним из нескольких способов. Один из этих методов заключался в том, что жертву заставляли при помощи воронки проглотить большое количество воды, затем били по надутому и выгнутому животу. Другая форма предусматривала помещение в горло жертвы тряпичной трубки, по которой медленно вливали воду, что приводило к раздуванию и удушению жертвы. Если этого было недостаточно, трубку вытаскивали, вызывая внутренние повреждения, а затем вставляли опять и процесс повторялся. Иногда применяли пытку холодной водой. В этом случае обвиняемый часами лежал на столе обнаженный под струей ледяной воды. Интересно заметить, что эта разновидность мучения рассматривалась как легкая, и признания, полученные таком способом, суд принимал, как добровольные и данные подсудимым без применения пыток.








Пытка водой.


Пила.
С помощью ручной пилы осуществляли одну из самых мучительных казней, пожалуй, более страшную, нежели смерть на костре. Палачи распиливали осужденного, подвешенного вниз головой и привязанного ногами к двум опорам. Этот инструмент использовался как наказание за различные преступления, но особенно часто его применяли в отношение содомитов (гомосексуалистов) и ведьм. Известно, что пилу широко употребляли французские судьи при осуждении ведьм, которые забеременели от «дьявола ночных кошмаров» или даже от самого Сатаны.






«Кошачья лапа».
«Кошачья лапа» или «Испанское щекотало» напоминает железные грабли, укрепленные на деревянной рукояти. Преступника растягивали на широкой доске или привязывали к столбу, а затем раздирали его плоть в клочья, предварительно сдирая лентами кожу со всего тела.


«Испанское щекотало» и ручная пила/


«Бочка позора».
Это приспособление наносило в основном психологическую травму. Физическая сторона пытки состояла в том, что жертва «всего лишь» удерживала вес бочки на плечах, что было, конечно, изнурительно и утомительно само по себе, но не так болезненно, если сравнивать с другими видами пыток. Пытка с помощью «Бочки позора» назначалась, в основном, хроническим алкоголикам, которых выставляли на всеобщее осуждение и осмеяние. Сегодня, когда значение репутации не столь существенно, мы можем недооценивать степень унижения, связанного с этим видом пытки. Бочки могли быть двух видов - с открытым и закрытым дном. Первый вариант позволял жертве ходить с тяжкой ношей, второй - обездвиживал жертву, которую окунали в экскременты или гнилостную жидкость.






«Бочка позора».


Орден «За пьянство».
В царствование Петра I таким «орденом» (весом не менее одного пуда, то есть 16 кг) принудительно «награждали» неисправимых алкоголиков. К сожалению, этот курьезный способ борьбы с пьянством в России не принес никаких результатов.


Орден «За пьянство».


«Скрипка сплетниц».
«Скрипка сплетниц» могла быть деревянной или железной, для одной или двух женщин и своей формой напоминала этот изысканный музыкальный инструмент. Это орудие мягкой пытки, игравшее скорее психологическую и символическую роль. Нет документальных свидетельств о том, что использование этого устройства приводило к физическим увечьям. Применялось оно, в основном, к виновным в клевете или оскорблении личностям. Руки и шея жертвы закреплялись в небольших отверстиях так, чтобы наказанная оставалась в молитвенной позе. Можно представить себе страдания жертвы от нарушения кровообращения и боли в локтях, когда устройство надевалось на долгий срок, иногда на несколько дней.






Скрипка сплетниц. Наказание получило название из-за того, что форма колодок напоминала форму скрипки. Как правило, применялось это наказание к лжецам и виновным в оскорблении. Руки и шея жертвы фиксировались в молитвенной позе. От нарушения кровообращения жертва испытывала сильные боли — наказание могло продолжаться несколько дней.


«Молитвенный крест».
Этот пыточный инструмент использовался для длительной фиксации преступника в крайне неудобном крестообразном положении - позе покорности и смирения, что помогало палачам полностью подчинить заключенного своей воле. Пытка «Молитвенным крестом» в сырых казематах длилась иногда неделями. По некоторым данным, «Крест» был изобретен в католической Австрии в XVI-XVII веках. Об этом свидетельствует редкое издание «Justiz in der alter Zeit» («Правосудие в старые времена»), имеющееся в Музее правосудия в Роттенбурге (Германия). Подлинная историческая модель хранится ныне в башне замка в Зальцбурге (Австрия).







«Конь».
Преступника усаживали сверху и к ногам привязывали гири. Болезненна эта пытка тем, что сидела жертва на очень острой грани, которая врезалась в промежность.


«Конь».






«Нюрнбергская дева».
Она же — Железная дева (да-да, Iron Maiden). Одна из самых известных конструкций для пыток. «Нюрнбергская дева» - орудие смертной казни или пытки эпохи Средневековья, представлявшее собой железный или деревянный шкаф-саркофаг, напоминающий по форме фигуру женщины, одетой в костюм горожанки XVI века. В него помещали обвиняемого, створки дверей закрывали и тело несчастного пронзали десятки острых шипов-кинжалов, расположенных так, что ни один из жизненно важных органов не был задет, поэтому агония длилась довольно долго. Один из ранних прототипов этого орудия был создан и впервые использован в подземелье секретного суда в Нюрнберге. Первый зафиксированный случай судебного разбирательства с помощью «Девы» относится к 1515 году: наказание постигло виновного в подлоге, который промучился внутри этого пыточного шкафа три дня.






Нюрнбергская дева.


Клетка.
Деревянную клетку использовали для двух целей: она ограничивала движения заключенного, особенно головы, так как клетка имела конусообразный верх. Даже если пространство между прутьями было достаточным, чтобы втолкнуть туда жертву, у нее не было никакого шанса оттуда выбраться, поскольку клетку подвешивали очень высоко. Размер отверстия на дне клетки (а дно практически отсутствовало) было таковым, что жертва легко могла выпасть из нее и разбиться. Предощущение такого конца усугубляло страдания. Известны случаи, когда заключенные, лишенные еды и питья, умирали в таких клетках от голода и их высохшие останки наводили ужас на товарищей по несчастью.


Деревянная клетка.


Железная клетка.



Восточная казнь.
Эту казнь часто применяли для изменников Ислама. Заключалась она в том, что вероотступника сажали в мешок наполненный не гашёной известью и бросали в реку. При контакте с водой начиналась реакция и жертва умирала от сильнейших ожогов.





Колесование.
Колесование состояло в том, что преступнику переламывали кости с помощью колеса («колесом разломан»). Обод сохранившегося палаческого колеса XVIII века снабжен многочисленными металлическими шипами, пластинами и оковками, края которых были загнуты для того, чтобы усилить ломающий кости удар. Преступника, опрокинутого навзничь, растягивали и привязывали к укрепленным на эшафоте кольцам или вбитым в землю кольям. Под суставы (запястья, предплечья, лодыжки, колени и бедра) подкладывали клинья или поленья (в европейских странах - специально фиксированные струбцины), а затем с размаху били ободом колеса по членам, целясь в промежутки между кольями так, чтобы сломать кости, но не рассечь при этом тело.

В приговорах указывалось, что именно ломать: ребра, руки, ноги и т.д. В основном ломали руки и ноги. В России, в отличие от других стран Европы, колесование применялось довольно редко. Первый случай был зафиксирован в 1696 года и к середине XVIII столетия оно почти исчезло. Приговор «Колесовать руки и ноги» означал колесование живого преступника. Этот вид казни считался очень жестоким. После того, как ему ломали руки и ноги, казнимого клали на горизонтально укрепленное на столбе колесо, где он медленно умирал. Ломая кости, палачи стремились при этом не повредить внутренних органов, чтобы не ускорить смерть и чтобы мучения затянулись. Положенные на колеса преступники жили иногда по нескольку дней, оставаясь в сознании. По словам датчанина Ю.Юля, наблюдавшего колесование в России в 1710 году: «В летнее время люди, подвергающиеся этой казни, лежат живые в продолжение четырех-пяти дней и болтают друг с другом. Впрочем, зимою в сильную стужу мороз прекращает их жизни в более короткий срок».

Более гуманным был приговор, в котором указывалось: «После колесования отсечь голову», которую для устрашения водружали над колесом, поставленным на кол.

Орудия пыток средневековья. Часть 2 >>

Источник: manhunter.ru, poputi.su














Tags: история
Subscribe

Posts from This Journal “история” Tag

  • МОРСКИЕ СУЕВЕРИЯ И ПРИМЕТЫ. Часть 4.

    ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ МОРЯКА ВСЕГДА РЯДОМ. Из книги «Призрак на палубе», Владимир Шигин (Влад Виленов). Нигде человек не был так близок к смерти, как в…

  • «Потаенное судно» Ефима Никонова.

    Читайте также по теме: Первая подводная лодка Российского флота «Потаенное судно». Журнал «История.рф» №8 (28) 2017. Текст Сергея Мамаева. 29…

  • Могильное ружьё.

    Могильное ружьё или могильная пушка. Сегодня в музее посвящённому траурному искусству в штате Пенсильвания, США в городишке Дрексел Хилл, можно…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment