Ирина Кабанова (Irina Kabanova) (66sean99) wrote,
Ирина Кабанова (Irina Kabanova)
66sean99

Category:

Интервью сценариста Терри Россио на съемочной площадке фильма «Пираты Карибского моря 4».

Интервью сценариста Терри Россио на съемочной площадке фильма «Пираты Карибского моря: На странных берегах».
by Steve 'Frosty' Weintraub, 3 февраля 2011 года.


Источник: collider.com

Несколько месяцев назад мне довелось побывать на съемках фильма «Пираты Карибского моря: На странных берегах», когда съемки проходили в студии Pinewood под Лондоном. Находясь там, я имел возможность принять участие в круглых столах и взять интервью у многих актеров, а также у сценариста Терри Россио. Россио, как один из создателей франшизы «Пираты Карибского моря», вместе с писателем Тедом Эллиоттом, писали истории про Капитана Джека Воробья с самого первого фильма. Поэтому было очень здорово услышать его мысли о том, как продвигаются фильмы о «Пиратах» и что нужно сделать, чтобы 4-й фильм стал замечательным.

Что мне действительно понравилось в Россио, так это то, насколько он честен в написании большого голливудского блокбастера. Хотя вы думаете, что у всех участников процесса будет время, чтобы довести все до совершенства до начала съемок, он объяснил, что, как только студия определяет дату выпуска, все идет полным ходом, и все постоянно меняется в зависимости от звезд и бюджета. Если вы заинтересованы в написании сценариев к фильмам, я думаю, что вы узнаете много нового об этом процессе, прочитав это интервью.

Как я уже говорил, я думаю, что создатели франшизы «Пираты Карибского моря» взяли все, что сработало в первых трех фильмах, и это стало основой четвертой картины. Вместо слишком большого количества персонажей и побочных сюжетных линий здесь мы наблюдаем за приключениями Джека Воробья, который ищет Источник вечной молодости. Конечно, для расширения вселенной «Пиратов» появляются новые персонажи, но «На странных берегах» обещает быть простым приключенческим боевиком, за сюжетом которого должно быть легко следить. В фильме много действия, и он был снят в 3D. Хотя третья часть «Пиратов» меня разочаровала, все, что я узнал на съемочной площадке, заставляет меня думать, что «На странных берегах» должен быть отличный фильм.




Кадры из фильма «Пираты Карибского моря: На странных берегах».


Вопрос: - Насколько вы уделяете внимание интернет-сайтам? Как часто вы их читаете?

Терри Россио: - Я был в интернете около 20 минут назад, о чем это вам говорит? (смеется)

Вопрос: Итак, вы говорите, что читаете некоторые сайты?

Терри Россио: - Да, это так. Я сделал ставку на то, как скоро настоящий сюжет фильма утечет в интернет. Я удивлен, что он ещё не просочился. Ещё я отслеживаю различные фан-сайты, потому что вы знаете, что у вас есть основная база поклонников, и мне просто очень интересно, что они говорят, на что они надеются и что они с нетерпением ждут. Насколько они знают эту историю.

Вопрос: - Влияет ли это как-то на ваш сценарий? На направление и развитие сюжета, могли бы вы позаимствовать что-то? Вдруг вы когда-нибудь подумаете, о, это отличная идея, я полагаю, мы должны это использовать.

Россио: - Это произошло во всех четырех фильмах, возможно, это не было до конца ясно, но трилогия действительно была создана в том числе и усилиями поклонников франшизы. Мы написали историю для наших фанатов, я имею в виду, что мы написали сценарий в том стиле, который, как мы думали, понравится поклонникам фильмов. Им нужна действительно захватывающая история, им нужна сложная история, им нужно больше персонажей. Они хотят, чтобы у всех их самых любимых героев были важные моменты, и именно это привело нас к тому, что в трилогии мы создали своего рода гобелен, сотканный из множества историй, потому что фанаты просто по-настоящему смаковали это и получили от этого удовольствие.

Вопрос: - Все говорят о том, какой это замечательный сценарий. Все очень взволнованы. Сколько времени вам потребовалось, чтобы написать эту историю, по сравнению с написанием первого сценария? С точки зрения времени, которое вы, ребята, потратили?

Россио: - Вы знаете, что сходства больше, чем различий; в каждом сценарии был временной прессинг. Первый сценарий был написан за три месяца, а через пару месяцев после этого уже приступили к съемкам. Это своего рода игра, которая заключается в том, чтобы как можно быстрее начать снимать фильм, и никогда не ясно, сколько времени у вас есть. Итак, я полагаю, что на этот раз у нас есть немного больше времени, чем в ходе работы над двумя сиквелами, потому что они были сняты одновременно. Но, черт возьми, я имею в виду, что это заняло около года, чтобы написать. Понимаете?

Вопрос: - Была ли у вас дата релиза до того, как вы начали писать сценарий, сверялись ли вы с ней? А затем, когда вы наконец узнали точную дату, все нужно было успеть, потому что время всегда поджимает?

Россио: - Да, как я уже сказал, это игра с высокими ставками и со множеством неизвестных. Вы знаете, что у вас есть ориентировочная дата выпуска фильма. Но что более важно, это дата начала основной съемки. И нужно все успеть от этого до того момента, когда вы должны написать свой сценарий для подготовки к производству. Это азартная игра, знаешь, какой бюджет? Кто в этом участвует? Какая актриса? Кто режиссер? Как выглядит сценарий, каковы идеи сценария, что вы можете изменить с точки зрения бюджета и т. д. У нас есть зеленый свет, ну, может быть, давайте вернемся и посмотрим на сценарий, на режиссера и актеров, и поглядим где намечены съемки картины. А если снимать здесь, а если снимать там? Наконец, в последнюю секунду, когда они по-настоящему подходят к крайнему сроку производства, они говорят: «Хорошо, вот ваша дата начала, и в этот момент вы знаете когда все начнется...»




Кадры из фильма «Пираты Карибского моря: На странных берегах».


Вопрос: - И что же нам нужно для черновика?

Россио: - Забавно, да, потому что они никогда не дают вам зеленый свет, просто в какой-то момент вы просто думаете: «Вау, я думаю, мы достигли того этапа, когда создаются сценарии». Я думаю, это хорошо, знаете ли (смеется). Вы думаете, что есть какой-то важный момент, вы знаете, что звонит звонок или что-то в этом роде, но это похоже на то, что вы выходите из лифта, вы идете по коридору, и руководитель говорит, что вам разрешено продолжать поиск локаций для фильма. А вы отвечаете: «Думаю, мы сделаем это». (интервьюер смеется) Вы знаете, что это реально, это очень тонко, это может быть очень тонко, когда это действительно происходит.

Вопрос: - Можете ли вы рассказать о том, как вы создаёте сценарий?

Россио: - Да, нам очень повезло, что у нас есть иконография, если это точное слово, для того, что может происходить в мире истории, который мы создаем. Мы находимся в мире историй о призраках, и историй о море, и стихий, которые связаны с пиратами. Своего рода готические элементы, исторические элементы, романтические элементы и т. д. И в этом мире есть определенные вещи, которые нам не терпится сформировать, что они из себя представляют. Как, например, «Летучий Голландец», Дэви Джонс, тайник Дэви Джонса, эти вещи находятся в общественном сознании, но, возможно, не совсем четко определены.

Итак, когда мы рассмотрим другое - когда у вас есть возможность действительно сделать еще один фильм «Пираты Карибского моря», вы не можете не сказать: «Ну что ж, русалки. Мы упоминали их, но еще не показывали». - Источник молодости - это то, о чем люди знают, но что это такое на самом деле? Черная Борода, «Месть Королевы Анны» - это его корабль, это элементы, которые как бы кричат, потому что, они знаковые, и в некоторой степени хорошо известные, но все же неопределенные.

Итак, мы начинаем создавать историю, исходя из этих знаков. Такие вещи, как «Execution Dog» в Лондоне - известное место (Место на реке Темзе недалеко от береговой линии в Уоппинге, Лондон, которое более 400 лет использовалось для казни пиратов, контрабандистов и мятежников, приговоренных к смертной казни судами Адмиралтейства), зомби и вся религия вуду на Карибах, это интересная вещь. Итак, они заносятся на рабочую доску, и тогда вы начинаете фактически говорить: «Ну, у нас есть точка зрения на персонажей, она такая-то. Или с точки зрения Джека Воробья, через что мы ещё не заставили его пройти? Что мы ещё не исследовали, что он ещё не сделал эмоционально?» И затем даже стилистически с точки зрения фильма, что мы ещё не сделали, что ещё не показали - потому что у нас есть такое сочетание элементов ужаса или призраков, сверхъестественные элементы, романтические элементы и т. д.

Вопрос: - Когда вы работаете над четвертым фильмом, у вас есть идеи, которые вы обдумываете про себя, ну, мы не можем вклинить это здесь, но я собираюсь сохранить эту находку для пятого фильма? Или шестого?

Россио: - В офисе есть целый стенд с идеями, которые именно таковы, да. Стоит целая доска. И это опять же, нам повезло, потому что у нас есть история о мореплавании, неважно, посмотрите на карты. Там есть морской змей, там гигантский краб, там есть Новый Орлеан. Вы начинаете придумывать, это просто интригует. А если они не превратятся в эту историю, то попадут на доски, на всякий случай.

Вопрос: - У вас есть это царство мистики и возможностей, но все еще есть вещи, которые были бы совершенно неправильными, или не подходящими, или не вписывались бы в эту вселенную. Бывают ли у вас такие моменты, когда вы говорите: «Ну, мы не можем сделать X, потому что это просто не подходит»?

Россио: - Да, просто оказывается, что наш мир настолько обширен с точки зрения... я думаю, что мы несколько уникальны тем, что у нас есть романтика, комедия, ужасы, экшен. Но у нас также есть такой диапазон исполнителей, что я считаю, что мы уникальны среди летних фильмов с точки зрения исследования некоторых очень интересных персонажей, которые могут пойти по каким-то действительно странным направлениям. Нам многое сходит с рук, потому что мало что выходит за рамки наших (смеется), наших параметров, на самом деле. Я полагаю, что они есть, но я не могу сразу ничего придумать. Никаких путешествий во времени. (Смеется).






Кадры из фильма «Пираты Карибского моря: На странных берегах».


Вопрос: - Судя по тому, что мы видели в последний и предыдущие дни на съемках, теперь в мир «Пиратов» привносится больше реальных, исторических элементов. Очевидно, это Черная Борода, «Месть Королевы Анны», есть точная дата - 1750 год, потому что именно этим годом, очевидно, датируется документ о казни. Есть ли разница во времени, когда происходят события, между этим и предыдущими фильмами франшизы?

Россио: - Да, я бы так сказал. Одна вещь, которая неизменна, - это необходимость переосмысления. Конечно, я знаю, что Гор (Вербинский, режиссер первых трех фильмов) чувствовал это. Второй фильм он не хотел делать похожим на первый, а третий не должен был походить на второй. И когда мы делали четвертую картину, мы не могли отказаться от этого принципа. Что ж, вы, конечно, хотите продолжить то, что работало раньше, но вы не можете не сказать себе: «Подождите секунду, в центре этой истории, так сказать, в этой части есть некоторые вещи, которые мы ещё не сделали, вписываются ли они в этот Мир?» И ещё кое-что подчерпнуть в более реальных исторических источниках, мы уже делали это раньше, но, возможно, не так часто. Итак, вы немного расширяете круг. А также, обдумываете, работает ли это в данном сюжете или нет. В этом случае есть элементы, которые поддерживают историю и то, что она рассказывает.

Вопрос: - Не могли бы вы немного рассказать о своем писательском процессе? Очевидно, что вам приходилось работать над разными историями в разное время, но сколько времени уделяется раскрытию истории по сравнению с написанием? И как распределены роли в вашей команде: один из вас - координатор идей, а кто-то из вас - пишет историю?

Россио: - Давай посмотрим, ох тяжело. (смеется) От случая к случаю. Это трудно. Как вы объясните процесс написания? Собственно, с этим вопросом я подойду к одной из вещей, которая была довольно уникальна - я не должен так говорить, уникальный - неправильное слово. Было то, что происходило и раньше, но это происходило чаще в этом сценарии, чем в других, и это было участие Джонни Деппа. У нас были более ранние встречи с Джонни в плане обсуждения того, что ему было интересно делать, а затем, мы представляли ему элементы истории или элементы сюжета. Он действительно был вовлечен в этот процесс. Он был удивительно - удивительно - не подходящее слово - он был более вовлечен или значительно вовлечен в придумывание сюжетных линий, соединение персонажей, создание моментов, которые мы затем моделировали, формировали и затем возвращались к сценарию. И только представьте это. Так что все было по-другому. С точки зрения обычного процесса, это идеи на досках, это много дискуссий, это очень совместная работа в команде, не только с писательским партнерством. Но с (Майком) Стенсоном и Чадом Оменом, нашими исполнительными продюсерами и Джерри Брукхаймером, которые также участвовали. Черт возьми, это трудно охарактеризовать, такая мешанина вещей. Потому что также Роб Маршалл, режиссер, когда он работает над сценарием, проходит через всевозможные итерации, и затем, когда приходят актеры, мы обсуждаем это уже с актерами, а затем делаем целый ряд изменений. Так что однозначно эту работу охарактеризовать сложно.

Вопрос: - Это стресс, я имею в виду, как вы, ребята, работаете вместе? Это просто выглядит как работа, или есть определенный уровень стресса? Например, я имею в виду, что есть ваше писательское партнерство, а затем, очевидно, вы говорите, что есть много других людей, которых вы должны затем включить в процесс создания. Это звучит так, как будто вам нужно быть очень гибким или это что-то вроде: «Иногда это было бы действительно приятно просто не спорить об этом диалоге?»

Россио: - Голливудские сценаристы - это разочарованная, обычно ожесточенная группа людей, потому что мы часто занимаем ответственное и высокое положение, которого у нас на самом деле нет (смеется). Так что в реальности существует так много методов, что мы должны действительно определить: «Хорошо, каковы ваши параметры?» и делайте все, что в ваших силах, в пределах этих параметров. Вам нужно выбрать свою битву и отстаивать те позиции, в которые вы действительно верите. Вы должны быть готовы потерять несколько слов, чтобы выиграть битву в целом. Иногда вам приходится просто умолять и говорить: «Послушай, это сработает, если ты только попробуешь». - Даже когда речь заходит о том, чтобы прямо сейчас снимать эту сцену. Есть дискуссия о том, должна ли определенная линия попасть в фильм или быть выброшенной? И если это есть, и вам это нравится, и вы хотите это услышать, и вы выигрываете этот спор, и они снимают это, вы чувствуете себя хорошо. Если принято решение: «Это не работает, у нас нет времени, мы должны сделать это по-другому», тогда вам кажется, что вы проиграли битву. Но вот в чем дело: я лично был бы напуган, если бы только мое мнение объединяло эти вещи. Я бы не хотел этого, вы ничего не добьетесь, если не воспользуетесь коллективным талантом, который собрался вокруг вас, и вы должны быть ему открыты, даже если это противоречит вашей точке зрения. Потому что я так много раз ошибался, когда думал, что это идеально, «оставьте это в покое», - кто-то говорит: «Нет». Они пошли в другом направлении, и стало лучше. Так что через некоторое время вы учитесь бороться, но также учитесь уступать.

Вопрос: - Как бы то ни было, я действительно заинтересован в вашей оценке первых трех историй, а затем и этого сценария. Это дало вам возможность переосмыслить то, что, по вашему мнению, пошло не так, как вы хотели, или просто это шанс перезагрузиться? Или вы знаете, просто принять какие-то вещи, в чем здесь различие или сходство? Как вы себя чувствовали, когда уже были созданы первые три истории, и эта дала вам возможность сделать что-то, чего еще не было сделано, или какое направление вы хотели расширить?

Россио: - Ну да, первые три истории были, как я уже сказал, задуманы как трилогия, так что в качестве трилогии у нас был ансамбль персонажей. И можно сказать, что ансамбль этих персонажей постоянно рос. Итак, мы обнаружили, что ткём этот сложный гобелен, чтобы создавать эту действительно красивую необъятную трилогию. Фанатам это понравилось. И я думаю, что некоторые критики чувствовали, что они не желают разбираться во всём множестве сюжетных линий и хитросплетений, к которым мы стремились. Что касается этой истории, мы решили не создавать такую сложную сказку. Я думаю об этом, как о чем-то вроде Джеймса Бонда, например. С Джеймсом Бондом можно написать одну историю. Она завершена сама по себе, и это открывает вам такие вещи, как единство и другие настройки и выгоды, которые, возможно, более точны и ясны. Это совсем другое дело - просто взять и сказать: «Хорошо, у нас здесь только одна история с определенным набором персонажей», а не мир, создающий первичных, вторичных и персонажей третьего плана (sic) (смеется), которых мы поддерживали, когда собирали эту трилогию.

Вопрос: - Когда во время работы над первым, вторым и третьим фильмами возникает целая легенда шоу-бизнеса, что-то вроде, какими должны были быть «Счастливые дни» (Happy Days) о Каннингемах. Люди так любили Фонзи, что приходилось вставлять его в каждую сцену. И вы знаете, что Хан Соло крадет фильмы о «Звездных войнах». Были ли вы готовы к тому, как дух времени будет реагировать на капитана Джека Воробья, и переписали бы вы персонажа, чтобы он соответствовал более поздним фильмам, чтобы извлечь выгоду из того, сколько людей действительно сочло его отличным от ансамбля?

Россио: - Что касается первой части вашего вопроса, то да, когда мы снимали первый фильм «Пираты», мы думали, что снимаем последний пиратский фильм на ближайшие 50 лет, потому что именно это случалось с пиратскими фильмами. Некоторые хорошие люди...






Кадры из фильма «Пираты Карибского моря: На странных берегах».


Вопрос: - «Остров Головорезов».

Россио: - Да, «Остров Головорезов». Что бы произошло, если бы мы написали «Пиратов Пуласки», или что-нибудь в этом роде? Какой-то группе людей просто посчастливилось сделать пиратский фильм, нашелся кто-то достаточно сумасшедший, чтобы вложить в него деньги, и тогда вы знаете, что такого не повторится ещё несколько десятилетий. Итак, мы шли к этому со всеми ударами против нас: это было основано на аттракционе «Пираты Карибского моря», который не сработал, это был пиратский фильм, который не сработал. Вы знаете, что у студии Disney на тот момент никогда не было художественных фильмов с кассовым сбором в 200 миллионов долларов до «Пиратов». Так что даже то, что это был диснеевский фильм, было немного, может быть, ударом против него, конечно, в области живого действия. Даже бренд Jerry Bruckheimer на тот момент ни в коем случае не предназначался для семейного кино. И поэтому его очень сильно не ждали. Мы стремились к этой цели, мы пытались сделать так, чтобы в «В поисках утраченного ковчега» встретились с фильмом Ричарда Люстера «Три мушкетера». Это была наша цель, и мы все думали: «О'Кей, хорошие цели». Но вы знаете, каковы шансы? И, конечно, именно с персонажем Джека Воробья. Кто знал, что это произойдет - вы знаете, что мы работали, например, над «Шреком», и скажу я вам, что есть «Огр», но что вы думали раньше, когда слышали слово «Огр»? - Ну, теперь ты как бы думаешь о Шреке, когда слышишь слово «Огр». Теперь у нас есть хороший «пират», мы привыкли раньше думать, в основном я полагаю, о Длинном Джоне Сильвере, но сейчас я думаю, что теперь это несомненно капитан Воробей. Это определенно стало сюрпризом.

Теперь, сказав это, в отношении трилогии, ответ на вторую часть ваших вопросов отрицательный. В трилогии играет главную роль, как и в первом фильме, Кира Найтли в роли Элизабет. Она - главный герой всех трех фильмов, она и персонаж Уилла Тернера, Орландо (Блум). Это, так сказать, наши зацепки. Персонаж Джека Воробья - это в какой-то степени персонаж Хана Соло. И я думаю о цитате, которая была у Нила Геймана, когда он писал «Песочного человека», серию графических романов. Вы знаете, он сказал, что все всегда хотят больше смерти, все любят смерть, смерть - это фантастика. Смерть - замечательный персонаж, но смерть работает, потому что она плавает в истории и выходит из нее, и, конечно, позже он сделал фильм, в котором это было показано. Но все же способ, которым этот персонаж изначально спроектирован, заключается в том, чтобы существовать в мире, который поддерживает этот персонаж, взаимодействуя с ним. И поэтому, как бы ни был популярен Джек, мы очень заботились о том, чтобы он по-прежнему функционировал так, как он мог бы функционировать, что не обязательно является движущей силой всего повествования. Даже если он переделает всю эту историю на свой лад.

Вопрос: - Всегда говорили о том, что Кит Ричардс является образцом для капитана Джека, но разве Джек Воробей также немного не похож на персонажа Дина Мартина, такой легкий пьяный шарм?

Россио: - В Капитане Джеке Воробье есть всего понемногу, я не могу этого отрицать. Для меня, если говорить о создании персонажа, его особенностью является то, что он обманщик, он архетипический персонаж, в том смысле, что он трикстер, просто этот тип персонажа не так часто можно увидеть в американском кино. Классический пример трикстера - Багс Банни. Чтобы получить классический образец трикстера, и ключ к характеру трикстера заключается в том, что этот персонаж ведет себя естественно. Джек Воробей, например, постоянно попадается (смеется), его можно поймать. Его постоянно ловят, но дело в том, что ты не можешь на него положиться, потому что он начинает отбивать чечетку, пускает пыль в глаза и ходить вокруг тебя кругами. Он постоянно ищет возможности, потому что самое главное в Джеке Воробье - это его вера и убежденность в том, что ситуация в конечном итоге повернется в его пользу. Может быть, не сейчас, может быть, сейчас он на дне, его корабль тонет, он пьян, он в тюрьме, что угодно. Но благодаря его богатому опыту у него есть вера в то, что если он просто продержится достаточно долго, то возможно ему повезет, и ему улыбнется удача, подвернется шанс, который он действительно сможет использовать в своих интересах, а затем двигаться дальше. Вот в чем его принцип.

Вопрос: - Вы упомянули сходство с Джеймсом Бондом, в том смысле, что это своего рода отдельный фильм. Но, очевидно, что для Дисней, Джерри Брукхаймера, я имею в виду, что это очень ценная франшиза для студии. Вы собираете какие-то идеи, обдумываете, что ещё можно сделать, придумываете возможные будущие повороты сюжета с Джеком или без него?

Россио: - Это действительно интересный вопрос, надеюсь, вы не возражаете против несколько развернутого ответа. Первая его часть заключается в том, что аудитория будет решать, будем ли мы делать еще один фильм. И мы не узнаем этого, пока не выйдет эта часть. В конце концов, это зрители будут голосовать и решать, студия может чего-то хотеть или не хотеть. Я имею в виду, что прямо сейчас они, вероятно уже работают над продолжением, но мы узнаем что последует дальше по результатам этого фильма. Но с точки зрения подготовки к этому моменту я приведу цитату Дж.Р.Р. Толкина. Толкин, создавая вселенную «Властелина колец», мир Средиземья, имел эту идею далеких гор, и на фоне рассказываемой им истории он всегда изобретал эти далекие горы. И, конечно же, читатели писали и говорили: «О, эта сцена классная, расскажите нам больше о...», какими бы ни были эти украшения, которые были фоном для его мира. И он сказал: «Ну, я не могу этого сделать. Если я пойду туда, чтобы рассказать вам эти истории, тогда мне придется придумать ещё более далекие горы, которые будут ещё дальше этих далеких гор, потому что они служат для того, чтобы создать мир, в котором мы находимся, сделать его реалистичным. Потому что в нашем мире всегда есть вещи, о которых мы не совсем знаем. Но если эти элементы присутствуют, то история, которую вы рассказываете, работает». Итак, что же мы сделали, так это позаботились о том, чтобы эти далекие горные пики были там. И это может быть реквизит, это может быть ссылка, это может быть персонаж. Это может быть описание места или просто написанная строка, дополнительная линия, зацепка. Иногда мы знаем, к чему это может привести, иногда - нет. Но если дело дойдет до следующего фильма, мы будем очень рады, что у нас были какие-то свободные нити, свободные концы и своего рода случайные ссылки, которые могут намекать на что-то в будущем, и мы можем их выбрать. А может, и нет.

Вопрос: - На первый фильм сильно повлиял аттракцион «Пираты Карибского моря», и я поговорил на эту тему с парой человек. На что они сказали, что у нового фильма также есть некоторые отсылки. В процессе написания пытаетесь ли вы включить что-нибудь из аттракциона в эту историю?

Россио: - Безусловно. Да, на самом деле то, как это работает, что это сработало во всех фильмах - забавно, потому что мы не усвоили урок. Мы пишем нашу историю, мы работаем над сценарием, мы погружаемся в повествование, и когда мы застреваем, то начинаем думать: «Хорошо, что вы делаете, когда застряли?» Ну вы проводите исследования. (смеется) Вы ходите и думаете, что же дальше. И вдруг мы вспоминаете: «Погодите секунду, у нас есть еще один ресурс!» И я не могу сказать вам, как часто то, что мы делали, когда мы застреваем, возвращаемся к аттракциону, смотрим на него, смотрим, что там ещё доступно для нас, что ещё может вдохновить, а затем мы придумываем сюжетное решение. Так было и в создании этого фильма.

Вопрос: - Вы можете рассказать нам, что это было?

Россио: - Могу ли я выдать этот секрет? Не думаю, что мне следует это выдавать (смотрит на публициста) Сьюзен говорит «нет» (смеется).












Кадры из фильма «Пираты Карибского моря: На странных берегах».


Читайте также:
We Sail With the Tide - 2010. Из дневников Терри Россио. Часть 1 >>
We Sail With the Tide - 2010. Из дневников Терри Россио. Часть 2 >>
We Sail With the Tide - 2010. Из дневников Терри Россио. Часть 3 >>
We Sail With the Tide - 2010. Из дневников Терри Россио. Часть 4 >>

Из дневников Терри Россио, сценариста фильмов «Пираты Карибского моря».
Мы плывем по течению.
We Sail With the Tide - 2010:

На съемках фильма «Пираты Карибского моря: На странных берегах» 1 >>
На съемках фильма «Пираты Карибского моря: На странных берегах» 2 >>
На съемках фильма «Пираты Карибского моря: На странных берегах» 3 >>
Tags: on stranger tides, pirates of the caribbean, sparrow, ПКМ 4, ПКМ 4 съемки, интервью, статьи
Subscribe

Posts from This Journal “on stranger tides” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment