Ирина Кабанова (Irina Kabanova) (66sean99) wrote,
Ирина Кабанова (Irina Kabanova)
66sean99

Categories:

Шуточные песни о пиратах и море.

Шуточные песни о пиратах и море.

ЧЁРНЫЙ ГАЛЕОН.

Южный ветер раздувает
Галеона паруса,
Ярким заревом пылает
Горизонта полоса.

Слышу возгласы команды:
«С борта правого фрегат!»
Ну что, давай, ребята,
Поднимаем чёрный флаг.

И зловещий наш корабль,
Видя лёгкую мишень,
Заряжает в пушки ядра,
Мчась по волнам, словно тень.

Дружно скалятся пираты,
Кружит голову кураж,
И, цепляясь за канаты,
Мы идём на абордаж!

Чёрный флаг!
Крепкий ром!
Только этим живём!
Лязг рапир!
Ветра вой!
Мы играем с судьбой!

Много золота и женщин
Нам досталось в этот раз,
И полнятся трюмы наши,
Аж по швам трещит каркас.

Гаркнул я команде зычно:
«Держим курс на тайный порт!»
Отвезём туда добычу
И обмоем наш поход.

Вот все вдарили по кружкам,
Полилось вино рекой,
Боцман коку дал по роже,
Потому что суп плохой.

Шкипер пьёт из трёх бутылок,
Попугай сидит на нём,
На пляжу команда хлещет
Без закуски чёрный ром.

Чёрный флаг!
Крепкий ром!
Только этим живём!
Лязг рапир!
Ветра вой!
Мы играем с судьбой!

Я продрал глаза с похмелья,
Скинул штурмана с себя,
И окинул мутным взором
Я картину бытия.

Шкипер жарит попугая,
Боцман с коком спят вдвоём,
Только вот не очень ясно,
Что случилось с кораблём.
***



«Тепеpь-то этот остpов обитаем», И.Винник, А.Виевский
Монолог pулевого пиpатской шхуны «Девятый вал», потеpпевшей коpаблекpушение у беpегов необитаемого остpова.


Тепеpь-то этот остров обитаем,
а раньше — ну буквально никого...
На третий день сожpали попугая —
нашли пиастp в бpюхе у него.

И пятый год все pежемся в оpлянку,
разыгрываем наш «Девятый вал"...
Вчера на баке били коку склянки,
но он шваpтовы так и не отдал...

Hаш боцман в пpефеpанс имел сноровку,
а вот в оpлянку - маху дал слегка:
он должен мне с груди татуировку
и два Александpийских маяка;

И капитан наш, от азарта синий
во всю клянет удачливость мою:
он должен мне двенадцать ватеp-линий,
бом-бpамсель, ванты, якорь и гальюн.

Оpлянка надоела - ну и ладно:
я выигpал весь гpуз и такелаж;
тепеpь, pазбившись на двое, команда
под пальмами игpает в абоpдаж...

Hа небе звезды вечные мерцали,
пpибой ласкал останки корабля...
А мы опять до хрипу выясняли,
какая ж сволочь кpикнула — «Земля!»
***



Илья Винник
О происхождении некоторых традиций.


Наверно, кто-то думает, что тонко пошутил,
Когла «Веселым Роджером» назвал наш черный флаг.
Но мы-то помним хорошо, каким наш Роджер был:
Он был занудой из зануд, неряхой из нерях.


Четыре года плавал он у нас на судне коком
И черный фартук не снимал ни ночью он, ни днем,
Но обленился под конец и нас кормил так плохо,
Что даже рыбу подавал к столу чуть не живьем.

Плывет «Красотка Джипси», спешит «Красотка Джипси»,
Расталкивая волны могучею кормой;
От Брайтона до Тикси все знают нашу «Джипси»
И потому обходят красотку стороной.


Но как-то утром в мертвый штиль, в проливе Лаперуза
Во время завтрака у нас произошел конфуз:
Когда наш шкипер изловил в своей ухе медузу,
Он тут же Роджера послал на дно - кормить медуз;


И приказал поднять как флаг пиратский черный фартук,
И тот вознесся к небесам, как Роджеpова тень.
А шкипер в Роджерову честь с присущим ему тактом
В напоминанье об ухе придумал рыбный день.

Плывет «Красотка Джипси», спешит «Красотка Джипси»,
Под ветер подставляя свою тугую грудь;
От Брайтона до Тикси все знают нашу «Джипси»
И ей «Веселый Роджер» указывает путь.
***





Пилот, «Пиратская».

Теперь беда за нами следует повсюду,
Ногами шаркая, ломая костыли.
Наш капитан сыскал неверную дорогу,
Тупеет нож, корабль дремлет на мели.

Нам изменила красавица-удача,
И не бывало в трюме золота давно
На берег сходят крысы-ренегаты,
А ржавый якорь украшает дно.

Коль не была бы ты гордячкой, коль не была бы стервой ты,
Не бредил бы любви горячкой, не пил бы огненной воды
Подняв по ветру дивный парус, крюк абордажный и аркан,
Как в день последний наш корабль, в атаку вёл бы капитан.

Почто ты очи поволокой закрывала,
Почто ты юбкой вздорной по ветру влекла?
Видать, нам правду говорили наши предки:
«Девица на борту к несчастию всегда».

Почто ты речи капитану заливала,
Улыбкой тронула сердешную струну.
Руками смуглыми за шею обнимала,
Финта хвостом дала, сбежала по утру.

Коль не была бы ты гордячкой, коль не была бы стервой ты,
Не бредил бы любви горячкой, не пил бы огненной воды.
Подняв по ветру дивный парус, крюк абордажный и аркан,
Как в день последний наш корабль, в атаку вёл бы капитан.

Пираты сыщут тебя по белу свету
С петлёй на шее на мостик приведут,
За похоть лживую, изменчивую, злую
На рее вздёрнут и ромом помянут.

Чтоб сердца храброго ты ложью не манила,
Любовь - не карты, шулерить здесь не к лицу.
И на грот-мачту взлетит Весёлый Роджер,
Залижет море сердечное ранение молодцу.

Коль не была бы ты гордячкою, коль не была бы стервой ты,
Не бредил бы любви горячкой, не пил бы огненной воды.
Подняв по ветру дивный парус, крюк абордажный и аркан,
Как в день последний наш корабль, в атаку вёл бы капитан.
***




Пиратская байка про Чёрного Берти,
которого шайка боялась до смерти...


Представьте себе, на минутку, пирата,
Который совсем не выносит разврата
И трубку не курит! И рому не пьёт!
И всё это делать другим не даёт!

Таким поведением экстравагантным,
Прославился бравый, всегда элегантный,
И в страхе державший всю шайку свою,
Карибский пират – Роберт Бартоломью.

За смуглость лица «Чёрным» прозванный Берти,
Культурой всю шайку замучил до смерти -
Ни в кости при нём не сыграть, не напиться
Ни с девкой портовой повеселиться.

Он тех, кто ослушаться все же посмеет,
Грозился отправить болтаться на рею!
Вся шайка, конечно, втихую курила,
Подпольно пила, баб на судно водила,

Но парочка дурней с поличным попались
И, где-то с неделю, на рее болтались.
С тех пор дисциплина была образцовой
И шайка вела образ жизни здоровый.
***




Про пиратов.

Когда на мачте реет черный флаг,
У всех по спинам бегают мурашки —
А у пиратов желтые штаны,
А у пиратов синие подтяжки!

Они по средам грабят корабли,
А в пятницу играют ночью в шашки —
А у пиратов желтые штаны,
А у пиратов синие подтяжки!

Как гордо чайки реют над кормой
И лимонад бульбулькает во фляжке!
Ведь у пиратов желтые штаны,
Ведь у пиратов синие подтяжки!

Везет дублоны гордый галеон,
Матрос на мачте кушает фисташки —
Но у пиратов желтые штаны,
Но у пиратов синие подтяжки!

Орудия начищены давно,
И боцман гладит банником рубашки —
Ведь у пиратов желтые штаны,
Ведь у пиратов синие подтяжки!

Они сейчас пойдут на абордаж,
И там набьют конфетами кармашки!
Ведь у пиратов — желтые штаны!
Ведь у пиратов — синие подтяжки!
***




Одноглазый пират. Автор слов: Юрий Энтин.

Дождусь золотого улова!
Найду бриллиантовый клад!
«Разбойник» — противное слово!
Мне нравится слово «пират»!
Красуются череп и кости
На флаге пиратском у нас.
При виде добычи от злости
Сверкает единственный глаз.

ПРИПЕВ:
Я верю, что пиратство
Мне принесет богатство!
Ведь признается всеми:
Такое нынче время!
Ё-хо-хо! Пиратство
Мне принесет богатство!
Нынче время ё-хо-хо!

Хочу поселиться на дачке
На тихом речном берегу.
Я в море страдаю от качки.
И плавать вообще не могу.

Но я, проживая на суше,
Имею пиратский наряд,
А также пиратскую душу…
Пират и на суше – пират!

ПРИПЕВ:
Я верю, что пиратство
Мне принесет богатство!
Ведь признается всеми:
Такое нынче время!
Ё-хо-хо! Пиратство
Мне принесет богатство!
Нынче время ё-хо-хо!
***



На пиратском корабле был переполох...

На пиратском корабле
Был переполох:
Старый пес на костыле -
Капитан - подох.
И под смех волков морских,
Как под рев химер,
Капитаном стал у них
Юный пионер.

Прекратился тарарам
На загривке волн.
Всех пиратов по утрам
Будит звонкой горн.
Щетку в зубы - словно нож,
За борт - крепкий ром,
Сабля - что с нее возьмешь,
Сдай в металлолом!

И не грабит богачей
Ни один пират:
На посудине своей
Речи говорят.
А когда весь пыл пройдет,
Стихнет шум и гам,
Пионер корабль ведет
К светлым берегам.

Но полезные дела
Могут утомить.
И команда удрала
Крепкий ром варить.
С черной меткой на челе,
От тоски спились.
Так пираты на земле
Все перевелись.
***




Э. Успенский «Бабушка и внучек».

Лился сумрак голубой
В паруса фрегата.
Провожала на разбой,
Бабушка пирата.

Два кастета уложила
И для золота мешок,
А потом, конечно, мыло,
Зубной порошок.

«Дорогой кормилец наш,
Сокол одноглазый,
Ты смотри, на абордаж,
Попусту не лазай.

Без нужды не посещай
Злачные притоны,
Зря сирот не обижай -
Береги патроны.

Без закуски ром не пей:
Очень вредно это.
И всегда ходи с бубей,
Если хода нету».

Hо на этом месте вдруг
Перебил старушку внук,
«Слушай, бабка, если все
Так тебе знакомо, -
Ты давай сама езжай,
А я останусь дома!»
***




Пират дядя Петя.
Игорь Иртеньев.


Дядя Петя, мамин брат,
По профессии пират,
Из-за слабого здоровья
Падал в обморок от крови,
А от качки килевой
Целый день ходил не свой.

Он по городу гулял
И по вывескам стрелял,
На высоких каблуках
С острой саблею в руках.

Если дружный экипаж
Судно брал на абордаж,
Где был храбрый дядя Петя?
Ну конечно, в лазарете.
И пока свистели пули,
Потихоньку ел пилюли.

Он по городу гулял
И по вывескам стрелял,
На высоких каблуках
С острой саблею в руках.

И, заслышав пушек гром,
Пил не ром, как все, а бром.
Но когда он в отпуск свой
Приезжал к себе домой,
То, едва надев камзол,
Становился дик и зол.

Он по городу гулял
И по вывескам стрелял,
На высоких каблуках
С острой саблею в руках.
***




«Моя Бабушка Курит Трубку».

Моя бабушка курит трубку,
Черный-пречерный табак,
Моя бабушка курит трубку,
В суровый моряцкий затяг.
Моя бабушка курит трубку
И обожает огненный ром,
И когда я к бабуле
Заскочу на минутку,
Мы с ней его весело пьем.

У нее ни чего не осталось
У нее в кошельке три рубля.
Моя бабушка курит трубку,
Трубку курит бабушка моя.

Моя бабушка курит трубку
И чертит планы захвата портов,
А потом берет в плен
очередную соседку
И сдает ее в бордель моряков.
Та - становится лучшей шлюхой,
Та - становится женщиной-вамп,
У нее - голубые корсет и подвязки,
А на шее - атласный бант.

У нее ни черта не осталось,
У нее в кошельке три рубля,
Но моя бабушка курит трубку,
Трубку курит бабушка моя.

Моя бабушка курит трубку
В комнатенке хрущевки своей,
Моя бабушка курит трубку
И сквозь дым видит волны морей.
Ее боятся все на свете пираты
И по праву гордятся ей
За то, что бабушка грабит
И жжет их фрегаты,
Но щадит стариков и детей!

За то, что бабушка грабит
И жжет их фрегаты,
Но щадит стариков и детей!

Хоть у нее ни черта не осталось!
У нее в кошельке три рубля,
Но моя бабушка курит трубку,
Трубку курит бабушка моя!

У нее ни чего не осталось
У нее в кошельке три рубля.
А моя бабушка курит трубку,
Трубку курит бабушка моя.
***



Ю. АДЕЛУНГ. МЫ С ТОБОЙ ДАВНО УЖЕ НЕ ТЕ...

Мы с тобой давно уже не те,
Мы не живем делами грешными,
Спим в тепле, не верим темноте,
А шпаги на стену повешены.

В нашей шхуне сделали кафе,
На тумбу пушку исковеркали,
Истрачен порох фейерверками,
На катафалк пошел лафет.

Мы с тобой давно уже не те,
И нас опасности не балуют,
Кэп попал в какой-то комитет,
А боцман служит вышибалою.

Нас уже не радует роса,
На парусах мы не разляжемся,
Пустил артельщик разгулявшийся
На транспаранты паруса.

Мы с тобой не те уже совсем,
И все дороги нам заказаны,
Спим в тепле на средней полосе,
Избрали город вечной базою.

Знаю, нам не пережить зимы,
А шхуна, словно пес на привязи,
Кривая никуда не вывезет,
А море ждет нас, черт возьми!

Море ждет, а мы совсем не там!
Такую жизнь пошлем мы к лешему!
- Боцман! - Я! - Ты будешь капитан!
Наденем шпаги потускневшие.

Мы с тобой пройдем по кабакам,
Команду старую разыщем мы,
А здесь, а здесь мы - просто лишние.
Давай, командуй, капитан!
***



Tags: песни
Subscribe

Posts from This Journal “песни” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments