Ирина Кабанова (Irina Kabanova) (66sean99) wrote,
Ирина Кабанова (Irina Kabanova)
66sean99

Category:

Духи кораблей. Клабаутерман. Морские легенды и мифы.

Кто из нас, живущих ныне, не читал душераздирающих рассказов о привидениях и призраках? Ими буквально кишат старинные замки и заброшенные дома, они в бесчисленном множестве бродят ночами по городам и весям, пугая людей. Но задавался ли кто когда-нибудь вопросом: посещают ли эти жуткие фантомы корабли и суда? Ведь они также обитаемы людьми, да ещё к тому же находятся в постоянном соприкосновении с таинственной и враждебной человеку стихией. Ответ на этот далеко не праздный вопрос однозначен: приведения, призраки и прочая нечисть давным-давно облюбовали для своего обитания все известные ныне плавсредства! А борьба моряков всего мира с этой общечеловеческой напастью имеет свою давнюю и драматическую историю…


ДУХИ КОРАБЛЕЙ.

Старое поверье гласит, что как и в каждом приличном доме должен быть свой собственный домовой, так и на каждом корабле соответственно (так как корабль — это тот же дом, только на волнах) должен быть свой дух, надзирающий за порядком и за соблюдением традиций. Корабельные духи не всегда имели и имеют хороший характер, но они любят свой корабль, тщательно следят за порядком на нём, а если и пакостят, то в основном нерадивым капитанам и матросам, тем, кто плохо относится к их любимому детищу. Есть поверье, что в случае гибели корабля его дух уходит в пучину вместе с ним, чтобы и там, на глубине, сторожить сундуки с добром от посягателей на чужое добро и останки моряков от надругательств циничных искателей сокровищ. А потому если раньше в основном рассказывали истории о духах плавающих кораблей, то сейчас, в эпоху массового дайвинга, особо популярны истории о духах затонувших кораблей, которые отпугивают, а порой и уничтожают назойливых аквалангистов.

Весьма древнюю историю имеет корабельный дух моряков прибалтийских государств Клабаутерманн. Летописи упоминают о нём ещё с XII века. До сих пор нет единого мнения, откуда произошло его имя. Одни считают, что оно означает «ползун по мачтам», другие полагают, что — «конопатчик». Впрочем, второе толкование имеет под собой больше оснований: ведь конопатить корабельные пазы всегда считалось первейшей обязанностью этого, в сущности не слишком уж и злого, корабельного домового. Внешний вид Клабаутерманна таков: обыкновенный гном в матросской одежде, с огненно-красным носом и седой бородой. Если ночью вахтенные слышат, как скрипит на волне корабельный набор, это, без всякого сомнения, трудолюбивый домовой укрепляет корпус. Самое любимое местопребывание этого домового — под якорным шпилем. Во время шторма он, как правило, взбирается на мачту. Если же его внезапно обнаружили сидящим на рее, то это был знак беды. Судно ожидала почти неминуемая катастрофа. А потому, чтобы умилостивить корабельного духа, матросы не скупились для него на подарки. Но, как истинный марсофлот, Клабаутерманн более всех иных угощений любил чарку доброго пунша или грога, которую для него неизменно ставили на ночь под шпиль.




Несколько иным нравом обладал Гобелин — дух на кораблях Средиземноморья. Он поселялся на борту ещё во время постройки судна и места жительства до гибели или списания корабля никогда не менял. Днём Гобелин где-нибудь отсиживался, а ночью бродил по кораблю и делал разные пакости: засвистит спящему на ухо, подставит подножку бредущему на вахту, подрежет верёвку гамака, чтобы спящий свалился на палубу. Занимался Гобелин и воровством: то табак утащит, то мелочь из кармана. Вполне возможно, что на беднягу Гобелина сваливали вину вполне реальные воришки, но даже если таковых в конце концов и находили, то это всё равно не улучшало общего мнения о Гобелине.

Однако если с незлобивым пьяницей Клабаутерманном или мелким воришкой Гобелином моряки вполне находили общий язык, то с привидениями погибших моряков дело обстояло — и по сей день обстоит — куда сложнее. Именно поэтому павших в бою и умерших от болезней моряков всегда старались как можно скорее предать воде, чтобы дух ушедшего в мир иной не успел прижиться на борту судна.

Отметим, что к духам на корабле в старину моряки относились как к вполне реальному явлению и не видели в этом ничего сверхъестественного. Забота их была лишь о том, чтобы дух не докучал пакостями, иначе морякам приходилось туго. Как здесь не вспомнить описание проказ не слишком хороших корабельных духов из пьесы Шекспира «Буря»:

Всю ночь — попомни это — будут духи
Тебя колоть и судорогой корчить.
От их щипков ты станешь ноздреватым,
Как сот пчелиный…


Из книги: Влад Виленов «Призрак на палубе».



Клабаутерман. (нем. Klabautermann, по одной из версий название происходит от нем. klabastern — бить, шуметь). Этимология слова неясна, обычно его связывают с немецким словом «Kalfaterer», от глагола «kalfatern», означающего конопачение и смоление щелей в палубах и бортах судов.

С давних времен у моряков, плававших по Балтийскому и Северному морям, существовало поверье, что на каждом паруснике обитает корабельный дух - Клабаутерман. Выглядит он как матрос ростом с гнома, в зубах постоянно дымится трубка. Живет Клабаутерман в трюме судна либо под механизмом для подъема якоря. Помогает морякам, предупреждая их об опасности, указывая курс и т.п.

Это заботливый и трудолюбивый дух - он конопатит щели в обшивке, чтобы не было течи, иногда указывает команде на повреждения или постукивает по обшивке снаружи, чтобы корабельный плотник сам заметил слабые места. Все, что за день успевает сломаться на судне, Клабаутерман к утру приводит в порядок. Кроме того, он следит за снастями, чинит, помогает ставить и убирать паруса, поднимать якорь. «Клабаутерман работает»,- говорили матросы, заслышав в открытом море, как скрипит и стонет корпус корабля на волнах.

Оставаясь невидимым большую часть времени, обычно появляется перед гибелью корабля, поэтому встреча с ним чаще истолковывалась как недобрый знак.

В фольклоре народов Западной Европы духи, фейри с таким необычным именем живут внутри носовых (гальюнных) фигур парусных кораблей (украшение на носу парусного судна, в Древнем Риме носовое украшение именовалось рострой). Согласно легендам, клабаутерманы обитают внутри деревьев, но настолько к ним привязаны, что когда те срубают и вырезают из них носовые фигуры, клабаутерманны забираются внутрь и так попадают на корабли. Таким образом они отправляются в плавание вместе с кораблями.

Поселившись в передней части корабля, клабаутерманн получил в свое распоряжение шпиль - механизм, на который натягивают якорную цепь. Так он "породнился" с первыми не чуждыми механике духами - русским мельничным, английским киллмуллисом, норвежским кверкнурром, датским и голландским кабутерманнекином или просто каботером - каботеры и впрямь считаются родней клабаутерманну.




Моряки их и любят, и побаиваются. Нередко клабаутерманы помогают в работе корабельным плотникам, но не потому, что им нравится общаться с людьми, - этим созданиям очень приятен шум, возникающий при обстругивании досок, и стук молотков по дереву.

Перед людьми они появляются, как правило, в человеческом обличье, иногда также принимают облик собаки, белки или кошки. Клабаутерманны, говоря на человеческом языке, пытаются помыкать экипажем, дразнятся и потешаются над людьми. Им известно все, что происходит на корабле; вдобавок, они предвидят будущее и не терпят на борту преступников и бунтовщиков, мстят тем, кто крадет их пищу, и всячески изводят сквернословов и пьяниц. Нрав у клабаутерманнов довольно сварливый, и они постоянно ссорятся между собой.

В рассказах старых моряков клабаутерман чаще всего описывается как доброжелательный спутник. Однако он относится не к самой лучшей категории мифических персонажей. Чем дальше от древних верований, тем чаще моряки толковали встречу с клабаутерманом как недобрый знак.

Немецкие источники указывают, что впервые клабаутерман упомянут в письменных источниках еще в XIII веке. Его популярность росла вместе с популярностью парусного флота. Пока не изобрели современные навигационные приборы, капитаны парусников могли полагаться только на Бога, себя и на невидимку с брашпиля. С приходом паровых двигателей клабаутерманы судов Балтики потеряли и дом, и былую славу.


Klabautermann.


Обычно клабаутерманны появляются лишь в минуты опасности — перед сильным штормом или неминуемым кораблекрушением. В этой своей ипостаси они часто отождествляются со скандинавскими домовыми духами и иногда так и называются: корабельными ниссе или томте:

Помощник капитана, плававший на большой пароходе, однажды рассказывал, как кто-то пощекотал его во сне. Корабельный фонарь к тому времени потух, и если бы он не был разбужен вовремя, то другой пароход врезался бы в них. Его разбудил ниссе.

Ниссе, разбудивший помощника капитана, 48.14 // "Скандинавские народные верования и легенды".

Некоторые утверждают, что у клабаутерманна есть забавная привычка: едва появившись на корабле, он идет в каюту капитана, и тот наливает ему вина.

Пока клабаутерманн находится на корабле, ни самому кораблю, ни экипажу ничего не грозит: плавание будет недолгим и безопасным. Правда, по некоторым источникам, присутствие клабаутерманна на корабле, наоборот, сулит всяческие неприятности.

Клабаутерманнам приходятся родственниками киллмулисы и каботеры. Точнее сказать, каботеры — потомки клабаутерманнов. Нельзя не признать, что старшее поколение куда крепче молодежи: там, где раньше хватало одного клабаутерманна, нынче требуется трое каботеров. У них вызывает затруднения буквально все, даже процесс курения: пока один каботер держит трубку, второй подносит огонь, а третий затягивается.

Ростом клабаутерманны около трех футов. Они обычно носят красные куртки размера на два меньше, чем следовало бы, и круглые красные шляпы. Иногда надевают белые или желтые матросские штаны, которые заправляют в сапоги с высокими голенищами.

О клаботере говорят несколько строк матросской старой песенки, повествующей о приключениях немецкого пирата Клауса Штёртебекера из Рюгена, грозы Балтики и Северного моря, пойманного в конце концов Ганзой и обезглавленного на рынке в Гамбурге около 1400 года:

Штёртебекер — наш капитан,
А помощник его — Годак,
Нам клабатер — родной братан
И Голландец-Летун не враг!
Не страшны нам ни шторм, ни шквал!
Не спугнет нас небесный гром,
Что нам хилый девятый вал?!
По волнам мы как буря прём!
Жизнь — подачка, ты жив — и рад!
В Гельголанде, как прежде, ад!



На немецком:
Klaus Störtebeker ist unser Herr
Von Godake Michel beraten!
Wir jagen sturmschnell über das Meer,
Des fliegenden Holländers Paten.
Gevater ist der Klabautermann
Schiffvolk pack an!
Leben ist Tand!
Noch herrscht die
Hölle von Helgoland!







Сейчас о шкодливом, но не слишком злом корабельном духе вспоминают лишь владельцы ресторанчиков и гостиниц на северо-немецком побережье. Они охотно используют имя «Клабаутерман» в названиях своих заведений.

Вспоминают о корабельном гноме и яхтсмены. Каждый из них мог бы рассказать не одну занимательную историю. Например, возвращаешься продрогший с ночной вахты на палубе, хочешь согреться, но нигде не находишь бутылочки с «огненной водой». На следующее утро, когда мороз уже не пронизывает до костей и настроение бодрое, бутылка стоит на том же месте, где ей и положено быть. Кто другой, если не клабаутерман выкинул такой фортель, поскольку верные соратники не додумаются до такого свинства?

Клабаутерманов в своих произведениям упоминали знаменитые немецкие писатели Г.Гейне, Т.Шторм, К.Моргенштерн. Научные книги о морском духе Балтийского и Северного морей издали и фольклористы. В Штральзунде действует клуб любителей клабаутермана «Klabautermann Clubs für Deutschland». Члены клуба называют клабаутермана неотъемлемой частью культурного достояния Германии. Они шутят, что пока просторы Балтийского моря бороздят старинные парусники с брашпилем, жизнь клабаутермана не так уж плоха.

Хотя романтическая эпоха парусников закончилась, морская романтика не исчезла. И в Швеции, и в Норвегии можно увидеть замечательные слеты старинных парусников. Их участники собирают морские легенды, мифы, помещают их в издаваемые на собственные средства книги. Это значит, что клабаутерман до сих пор существует, может стучать в трюмах парусников и пить ром с капитанами.





Клабаутерманн Упоминается в рассказе Анджея Сапковского «Меньшее зло» из сборника «Последнее желание» про ведьмака Геральта, при этом в переводе Евгения Вайсброта польское Klabater внезапно стало крабаллоном:

Рыбаки приносят разных чудовищ, восьминогов там, крабаллонов, каракатов, на этом многие заработали.

Анджей Сапковский «Меньшее зло» из сборника «Последнее желание».


Также клабаутерманн является героем книги Айно Первик. «Морские приключения и заботы корабельного гнома Клабаутермана».

Сюжет:
В небольшой бухточке большого порта стоит старый парусник «Памина», грот-мачта которого пустила корни: грот-мачта цветёт и плодоносит как грушевое дерево. На борту «Памины» живёт дедушка Котерман со своей семьёй. Дедушка Котерман - гном, корабельный домовой.

У Котермана есть друг Клабаутерман, он тоже гном- корабельный домовой. Клабаутерман очень встревожен. Восставшие матросы оставили на необитаемом острове капитана корабля, на котором плавал Клабаутерман, и захватили корабль. И теперь преступники везут на корабле похищенных детей.

Источники: bestiary.us, jura24.lt


Bremerhaven, Klabautermann Brunnen von 1911 (Bildhauer: J. H. Pagels aus Berlin).

Tags: legends, история, история пиратсва
Subscribe

Posts from This Journal “legends” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments